Замуж за дракона, или Пособие по неприятностям бесплатное чтение

Замуж за дракона, или Пособие по неприятностям
Татьяна Михаль

Глава 1

Женевьева

Один мудрец сказал, что порой некоторые мечты должны оставаться мечтами. Увы, но этот человек оказался прав.

В тот недобрый день я спешила на встречу к подругам. Встреча должна была пройти далеко за городом на берегу горной реки среди первозданной природной красоты, где мысли обретают свободу, а тело начинает освобождаться от тягот суетливого, удушливого, вечно куда-то спешащего города.

Так мне дословно описала то «волшебное» место подруга, оставив координаты для GPS.

Вместе со всеми сразу поехать не могла — вредный босс не отпустил с рабочего места, вот и пришлось добираться самой.

Как назло, в зимнее время темнеет чуть ли не с самого утра. После работы я ехала в кромешной темноте.

Навигатор показывал дорогу, отсутствие пробок и время моего пути оценивал умный компьютер в пятьдесят пять минут.

Шёл снег, светила полная луна, по радио певица с красивым голосом пела о трагической любви и наводила на меня грусть—печаль—тоску.

«Эх, ну где же ты бродишь, мой прекрасный принц?» — подумала о вечном и больном и прибавила газу.

Уже тридцать лет, а я ни разу замуж не ходила. Все мои подруги как раз успели там побывать. Кто-то до сих пор счастлив в браке, кто-то уже второй раз там, а некоторые только-только развелись и наслаждаются свободой.

Завистливо вздохнула и произнесла тихо-тихо:

— Я уже давно готова со своей свободой проститься и выйти замуж… Желательно за дракона…

И какой бес дёрнул меня за язык в этот момент?

Да, я безумно люблю драконов. Запоем читаю книги о них и засыпаю с мыслями, что всё-таки где-то бродит мой несчастный мужчина-дракон, тоскует по мне, на луну воет… ах, это уже не про драконов. В общем, мечтает чешуйчатый найти меня и больше никогда не отпускать, чтобы не потерять своё новообретённое сокровище.

Да, мечты-мечты.

Вот поэтому я и не замужем, вечно витаю в облаках и от всех мужчин, с которыми встречалась, ждала чего-то. Нет, я не ждала, что они вдруг обраться в мифическое существо. Я хотела поступков, каких-то вещей, которые привели бы меня в восторг и заставили моё сердце биться чаще, душу трепетать и волноваться от скорой встречи, а мысли бы мои витали только вокруг этого мужчины.

Но нет.

Сколько было встреч и коротких романов и все похожи на что-то однотипное, словно кто-то взял и абсолютно всем мужчинам выдал шаблонную инструкцию: «Как провести вечер, неделю, месяц, год и всю жизнь с женщиной».

Цветы, конфеты, мягкие игрушки, звериные прозвища, которые вызывают у меня зубной скрежет и желание тут же вырвать идиоту язык — в общем, каждый новый роман выглядел копией предыдущего.

Тоска зелёная.

Может, вы не поверите мне, но я говорю чистейшую правду — за всю свою тридцатилетнюю жизнь я не влюблялась. Никогда. Ни в кого.

Самое большее, что я испытывала — это симпатию.

А прекрасное и светлое чувство раз и навсегда я отдала драконам.

Мда.

Я давно подозревала, что у меня диагноз и неплохо бы посетить специалиста по промыванию мозгов.

Но… А вдруг и правда, промоет извилины? И тогда я как дура влюблюсь в одного из тех кавалеров, которые называли меня котей, заей, рыбкой, птичкой и было даже одно гадкое прозвище — тыковка. Буе-э-э-э!

В общем, как-то пока я не готова к столь радикальному методу.

Посмотрела на пассажирское сиденье и подмигнула своему спутнику — Аиду.

Аид у меня парень с характером. Мой любимец и пока что единственный мужчина, к которому я испытываю нежные чувства.

Котофей частенько ходил со мной на работу. У Аида не забалуешь, от одного его жёлтого взгляда большинство пациентов сразу становились смирными и тихими. А ветеринару как раз и нужно, чтобы пациент был спокоен.

Кстати, я же не представилась!

Простите, совсем забегалась уже, что даже о приличиях позабыла.

Меня зовут Леманн Женевьева Карминовна. Друзья зовут Женькой. Тридцать лет стукнуло месяц назад. По профессии и призванию я — ветеринар.

Вы сейчас, наверное, удивились тому, какое странное и необычное у меня имя.

Мама рассказывала, что однажды, когда вместе с моим папой впервые посетила Париж, она влюбилась в город раз и навсегда и когда родилась у них я, мама сразу назвала меня Женевьевой в честь Женевьевы Парижской, святой, покровительнице Парижа.

С французского моё имя переводится, как «Белая волна». Но я бы переиначила значение в «Белую ворону». Вот правда, больше мне подходит.

Живу я вместе с Аидом в столице. Работаю. Пишу кандидатскую, чтобы получить степень и периодически мечтаю о драконах. Кстати, о них знаю не меньше, чем о своих подопечных.

Родители давно в разводе и у каждого сейчас новая семья. Общаюсь с ними редко, пару-тройку раз в год, да и то в основном по телефону.

Зато друзей у меня много!

Вам даже и не снилось, сколько у меня подруг и друзей-мужчин. Как-то так вышло, что заводить крепкие дружеские отношения у меня выходит гораздо лучше, чем найти одного единственного и неповторимого.

И вот еду я на встречу к своим чудаковатым, но верным и любимым подружкам, дабы отметить день рождения одной из них.

Вдруг навигатор потух, чем меня дико напугал, но тут же перезагрузился и снова включился.

Фух!

Свернула вправо и съехала с основной трассы и, следуя навигатору, покатила по заснеженной колее.

Дорога уходила вверх.

Темнота. Луна. Зимний лес. Тайга. Снег пошёл густой и липкий. Даже с дальним светом ничего не видно.

Гадство.

Попыталась позвонить девчонкам.

Как меня подруги и предупреждали, в том волшебном месте связи нет. И естественно ответом на мой звонок прозвучал механический женский голос:

— Абонент не абонент. Вы можете оставить сообщение после…

Отключилась.

— Думаю, скоро будем на месте, — сказала вслух, пытаясь себя успокоить, а то что-то как-то нервозно стало, когда я свернула с трассы.

Аид подозрительно покосился на меня, мол, хозяйка, а ты ведь совсем спятила, раз повезла нас непонятно куда! А ну давай назад!

— Мя-я-а-а-у-ффф! — недовольно и грозно издал мой котэ.

— А ну цыц. Навигатор показывает, что мы уже близко, — сказала нервно и улыбнулась котику.

Но Аид вдруг вздыбил шерсть на загривке и страшно зашипел!

Но не на меня был обращён его гнев. Жёлтые глаза смотрели прямо, туда, где стеной валил белый снег.

— Ты чего тут расшипе…

Но не успела окончить мысль, как вдруг, на полном ходу я въехала в препятствие!

Металлический скрежет, стон, скрип и хлопок вырвавшейся на свободу подушки безопасности!

Врезалась я прилично.

Подушка безопасности хорошо впечаталась мне в лицо, что даже кровь из носу пошла.

Кот дико шипел и утробно рычал.

Отодвинула от себя подушку и обомлела! Каменная скала!

Но какого чёрта?!

Перевела ошеломлённый взгляд на навигатор и забыла, как дышать. Компьютер показывал, что съехала я с правильного пути, и просил вернуться назад на трассу! А здесь он показывал тупик, в который я благополучно врезалась!

— Но ты же сам меня сюда привёл! — прошипела на навигатор и от души с яростью стукнула по приборной панели.

Навигатор мигнул пару раз и потух.

Зашибись!

Съездила за город, называется! Прекрасно провела выходные в кругу подруг!

Я готова была зарыдать от досады и свалившейся на меня неприятности! Ремонт машины мне теперь выльется в кругленькую сумму, что мне придётся весь год кушать с Аидом один сухой корм и запивать его водичкой!

Да и сам ремонт будет длиться вечность, ведь на носу Новый год!

Ну что я за балда!

И тут, кто-то решил, что неприятностей мне как-то маловато будет и на мою машинку повалился огромный снежный ком.

Кот страшно перепугался, мякнул и запрыгнул мне прямо на лицо, вцепившись когтями в волосы.

Шерсть тут же забилась мне в рот и окровавленный нос.

— Аид! — прорычала я, безуспешно пытаясь отодрать от себя кота.

Нет, я, конечно, догадывалась, что особенная, но чтоб настолько!

Машина стояла на тормозе, да ещё и на ручнике, но вдруг, что-то в ней звучно хрустнуло, и я в ужасе замерла с котом на голове.

Машина сначала начала накреняться куда-то в сторону, а потом и вовсе тихонько поползла назад!

— Господи! — взвизгнула я.

Схватила Аида за холку и всё-таки отодрала от себя. И пулей с котом под мышкой вылетела из машины. Правда, дверь пришлось открывать при помощи ног. Попинав дверь, получилось сквозь сугробы снега приоткрыть её, и выбралась наружу в небольшую щель.

Оказавшись на морозе, спрятала кота под шубу и во все глаза смотрела, как моя любимая машинка заваливается вправо и назад в обрыв!

Она скрипела, стонала и я ничего не могла сделать!

Судорожно сжимала в руке телефон и видимо от шока не сразу сообразила набрать службу спасения.

Но современные и модные гаджеты были бы не современными и не модными, если бы в одну секунду не замерзали в минус пятнадцать!

— Серьёзно?! — прошипела отчаянно, когда телефон на первом же гудке потух и на нём замигал индикатор отсутствия зарядки! Хотя телефон был полностью заряжен!

Захныкала и убрала чёртов бесполезный гаджет в карман шубы.

Аид больно впивался через одежду когтями и царапался, будто бешеный.

— Тише, тише… — прошептала я, баюкая его, словно дитя.

А сама посмотрела по сторонам и поняла, что конкретно попала.

Ни связи, ни машины, ни понятия, где я.

Только и остаётся, что идти назад и останавливать машину на трассе.

Хорошо, что я шубу не снимала. Набросила на голову капюшон, одну руку сунула в карман, другой придерживала кота.

Но я и десяти шагов не прошла, как вдруг услышала позади себя какие-то звуки.

Обернулась и увидела чуть в стороне от скалы свет, в противоположной стороне от места, куда завалилась моя машина.

— Там кто-то есть, — выдохнула облегчённо.

И не теряя времени, побежала на мерцающий свет.

— Э-э-эй! Я здесь! Мне нужна помощь! — закричала я, и мой голос прозвучал пронзительно.

Свет перестал мерцать и я, обрадовавшись, добавила скорости.

Когда до скалы осталось рукой подать, свет вдруг вспыхнул яркой вспышкой. Отвернулась и закрылась рукой от слепящего потока, а дальше произошла настоящая чертовщина.

Вокруг меня поднялся жуткий снежный вихрь, сопровождаемый безумно ярким светом, от которого у меня брызнули слёзы из глаз. Снег забивался в рот, нос, глаза. Я не могла вздохнуть.

«Мамочки! Что происходит?!» — билась в голове одна-единственная мысль.

Страх схватил за горло ледяной лапой и не отпускал.

Дышать становилось всё труднее и труднее. Вихрь закручивался в настоящую воронку и оторвал меня от земли.

Я слышала, как шипел Аид, слышала вой этой жуткой вьюги и понимала, что мне конец.

Я, чёрт возьми, попала в какую-то аномальную зону и вот-вот умру. Воздух в лёгких закончился. Грудь и горло горели огнём. Судорожно вцепилась в собственное горло руками, пытаясь расцарапать его, разорвать, чтобы впустить в себя кислород…

Я умру, мою смерть будут расследовать и станут говорить, что меня убили пришельцы, или Снежный человек, или Горные люди…

Быть может, про меня даже снимут фильм, напишут горы статей, выпустят книгу, назовут моим именем улицу…

Но меня уже не будет! И никто никогда не узнает, что на самом деле со мной произошло!

Глава 2

* * *

Женевьева

Мой нос дразнил удивительный запах свежего хлеба, сена и чего-то ещё знакомого, но такого неуловимого. Какой-то нереальный запах. Чудесный. Никогда не думала, что выпечка и сено могут пахнуть настолько волшебно.

Живот многозначительно булькнул.

Втянула в себя чудесный воздух, улыбнулась, и хотела было открыть глаза, как вдруг, память окунула меня в ледяную прорубь.

Авария, свет, вьюга, смерть…

И на меня тут же накатила жуткой волной паническая атака.

Распахнула глаза и часто-часто дыша, уставилась в голубое и солнечное небо.

Я лежала. Но не на земле.

Я ехала в повозке!

Села и поняла, что еду в каком-то странном пикапе. Но едим плавно, словно летим…

Рядом со мной находились самые настоящие барашки.

А лежала я на мягком и совсем не колючем сене в своей шубе, сапогах…

Вот и запах сена и того самого странного аромата, что не сразу определила — круглые чёрные «ягодки».

Какого чёрта!

Вдруг раздался звонкий смех.

Повернулась к стеклу пикапа и увидела людей.

Первым делом углядела на руках одного подростка своего Аида, с удовольствием поглощающего сырое мясо.

Рядом с мальчиком-подростком сидела и девочка его возраста. Она прижимала к себе бумажный пакет, из которого аппетитно выглядывал длинный белый батон и кирпичики чёрного хлеба.

Рот тут же наполнился слюной, а живот громко заурчал.

Перевела взгляд на водителя.

А водителем был огромный и волосатый мужчина, будто не человек вовсе, а медведь сел за руль.

— Я так спешила, что забыла сушитель для одежды, — капризно произнесла девочка.

— Ты очень-то не переживай, Кара, — засмеялся мальчишка. — Там поди и магии нет. Чем заряжать свои артефакты будешь?

— Мама говорила, что дядя не настолько забурел и я надеюсь, что магию он не экономит, — фыркнула девочка. — А вы что скажете, дарг?

— Магия у нас есть, — сказал мужчина низким и раскатистым голосом.

Магия?

Потёрла глаза и нервно хихикнула.

Дети тут же обернулись и взглянули на меня с нескрываемым удивлением.

— Чужачка очнулась! — радостно воскликнул мальчишка.

Мужчина тут же плавно остановил свой транспорт и тоже обернулся.

А я сидела и глазами от удивления хлопала, да ртом воздух хватала, как выброшенная на берег несчастная золотая рыбка.

У всех были необычные глаза! Такие глаза не заметит только слепой!

Янтарного цвета, без белка и с вытянутым зрачком.

У детей на висках блестела самая настоящая чешуя. У девочки золотистая, у мальчика бирюзовая.

На мужчину моего внимания не хватило.

Я уж испытала самый настоящий шок.

— Привет! — улыбнулась мне девочка.

Я придурковато хихикнула.

Потом громче засмеялась, а дальше и вовсе захохотала так, что у меня заболел живот.

А потом я зарыдала: с подвыванием и всхлипами, некрасиво растянув рот, пуская слюни и сопли.

Это только в книгах, да кино героини красиво плакать умеют. У меня же так не получается. Нос сразу краснеет, рожа пухнет, выгляжу всегда после плача как жертва бурного гулянья, да ещё и после жёсткого похмелья.

Но было с чего рыдать.

Меня окружали зелёные холмы, колосистые поля, чистое небо и жаркое солнце. Пахло упоительным летом. В общем-то, летом и встретил меня новый мир.

Земля прощай!..

— Юная несса пострадала? У вас что-то болит? — обеспокоенно и взволнованно поинтересовался мужчина. Его пугающий голос только добавил новых завываний.

— Несса, прошу вас, скажите, что с вами! Мы вам поможем. Мы нашли вас у подножья скал без сознания. Только ваш зверь рядом вился и громко звал на помощь. Наш несс Ан’Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов обязательно поможет юной нессе в её проблеме.

И тут я умолкла.

Драконы.

Боже, неужели ТЫ серьёзно?!

Я всю жизнь мечтала о драконах. Столько читала о них, столько раз представляла себе встречу с ними. Но то были фантазии! Теперь вот, пожалуйста, моё желание исполнено!

Не хочу-у-у-у! Домой хочу-у-у-у!

— П-п… простите за истерику, — выдавила из себя сипло. — Я… просто я, кажется, попала в ваш мир через какой-то портал или нечто похожее… Не знаю, что это было, но я из другого мира и… Если честно, хотела бы вернуться в свой мир…

— Обо всём расскажете нашему нессу, — успокаивающе проговорил мужчина. — Мы как раз едем в поместье. Везу племянников несса. Он вам поможет. Поедете с нами в кабине? Мы потеснимся.

Кивнула. Скинула с себя шубу и осталась в шерстяном платье, колготках в сто ден и зимних сапогах.

Вспотела я так, что меня как мочалку выжимать можно.

Мужчина помог мне сползти на землю.

В кабину пикапа я забралась, потеснив немного детей.

Чёрт, я что-то не посмотрела, есть колёса у машины или нет.

Аид тут же перебрался ко мне на колени.

— Ты амазонка? — спросила меня девочка, когда мы плавно тронулись.

— Э-э-э… — не догнала я и не поняла, с чего она это вообще решила.

— Да какая она амазонка, — прыснул мальчишка. — Они никогда не плачут.

— Но одежда…

— Значит, ты украла шкуры? — предположил пацан.

— Нет, я ничего не крала. Это моя шуба, — сказала уже спокойно и уверенно.

— Эти звери обидели тебя, ты решила их убить и носишь их шкуры, как трофей? — невинно спросила девочка.

От её вопроса я снова чуть не впала в ступор.

— Нет. Всё не так. Я никого не убивала. Шубу я просто купила. Уже готовую. Сама ничего не шила, — говорить было лень.

Хотелось есть.

— Ты странная, несса, — произнёс мальчишка. — А кот у тебя любопытный.

— Его зовут Аид. А меня — Женевьева.

— Я — Кара. А это мой брат — Эн’Тай. Наш сопровождающий — слуга нашего дяди — Оден.

— Приятно познакомиться, — без всякой радости пробормотала я.

Ну попала в другой мир, и что теперь? Всю жизнь реветь и страдать буду?

Жива-здорова. Руки-ноги на месте. В тварюшку какую не превратили, слава богу.

О драконах мечтала? Мечтала. Получи и распишись.

Сначала нужно понять, смогу ли я вообще вернуться домой.

Повернулась и уставилась в окно. Аид свернулся клубком и наполнил кабину уютным мурчанием.

Ехали мы неспешно. Дорога вилась среди золотистых холмов с зелёными пятнами деревьев, и её последние изгибы терялись меж высоких скал, темнеющих вдали.

Примерно через полчаса езды и пустой болтовни, моему взору открылась чудесная долина, устланная ковром из золотых лугов, окружённая пушистыми и высокими лесистыми холмами. Под холмами вилась и серебрилась лентой река. Чуть дальше, за холмами высились исполинские горы с заснеженными вершинами.

Долина этого волшебного места была похожа на сказочную картину.

— Как же прекрасно, — выдохнула я восхищённо, позабыв о своём голоде и попадании.

— У дяди самое красивое поместье! — гордо провозгласил Эн’Тай.

— У императора красивее, — надула уточкой губы Кара.

— Не сравнивай дворец с поместьем, — назидательно сказал мальчик.

— Только вот у дяди всегда очень скучно. Одни фермы вокруг, животные, никаких развлечений, — насупилась Кара. — Мама с папой отправили нас к дяде в наказание за плохое поведение. Сказали, что только он сможет укротить нас.

Я ничего не сказала, а Оден лишь снисходительно улыбался и тоже молчал. Лицо мужчины от улыбки преобразилось, и загорелое обветренное лицо стало даже обаятельным.

Вскоре послышался мягкий шум реки, словно шелестел ветер. Луга, которые мы проезжали, выглядели точь-в-точь как пастбища, но ни коров, ни других животных нигде не было видно. Людей, трудящихся в полях, тоже не увидела.

У подножия холмов дорога уходила от реки и немного поднималась в гору. Когда машина оказалась на верхней точке, то я увидела то, что прежде было скрыто.

— Какой большой дом, — прошептала восхищённо.

Никогда не видела ничего подобного, только на картинках. Моему взору предстал огромный каменный особняк, окружённый воистину прекрасным садом и змейками аккуратных дорожек.

Мы спустились с горы, проехали сквозь распахнутые кованые ворота и подъехали к крыльцу дома.

— Так, вот мы и приехали, — объявил Оден. — Вещи ваши, думаю, привезли раньше и они уже в доме в ваших спальнях. Несса, я помогу вам выбраться.

Мужчина открыл дверь и подал мне руку, помогая спуститься. Проснувшийся Аид уже настороженно бродил по земле, выскочив самым первым через окно.

Оказавшись на земле, я смахнула влажную от пота прядь, упавшую на глаза и посмотрела на машину, в которой ехала.

Удивительно, но пикап не имел никаких колёс. Вообще. Совсем. Он просто висел в воздухе!

Увидев мой заинтересованный взгляд, Оден слегка смущённо произнёс:

— Знаю, модель уже старая и дорожный просвет слабый. Сейчас новый транспорт улучшен новыми магическими формулами и воздушные «подушки» выше поднимают… У несса много видов транспорта… Надеюсь, он не прогневается, что я его племянников на своём личном транспорте привёз…

Оден не успел договорить.

Дети как раз спрыгнули и побежали на крыльцо, как вдруг нас накрыла здоровущая тень.

— Дядя! — завопили дети, развернулись и снова выбежали на площадку перед домом. Замахали руками, приветствуя дядю.

— Несс прилетел, — подобострастно произнёс Оден.

Подняла взгляд в небо и обомлела.

ДРАКОН.

Глава 3

Женевьева

Морда у дракона была вытянутая, огромная, скалящаяся, зубастая и перепачканная чем-то бурым. Кровью?

Гигантский ящер имел медно-золотой окрас, словно он был отлит из металла, и чешуя его будто огнём горела в лучах полуденного солнца.

Для меня чувство реальности испарилось. Это был свирепый зверь, полный невиданной силы и мощи.

Дракон сделал небольшой круг у дома, несколько раз громко протрубил, и от этого звука у меня разом все волосы на теле дыбом встали. Дракон весьма грациозно опустился на землю, расправив могучие крылья. Поднял клубы пыли, но словно по чьему-то желанию, пыль тут же улеглась обратно.

А потом произошло и вовсе необыкновенное чудо: тело дракона охватило настоящее пламя. Из образовавшегося огненного столба вышел обычный человек. Мужчина.

— Здравствуй, дядя! — замяукали дети и кузнечиками запрыгали на месте.

— Несс Нерваль, ваше поручение выполнил и… — заговорил с поклоном Оден, но тут же осёкся, увидев грозное выражение своего хозяина.

Я тоже смотрела на мужчину и нахмурилась.

Он глядел на меня и взгляд его был просто убийственным.

Я обернулась, надеясь, что это всё-таки не на меня глядит чем-то сильно разгневанный дракон, но позади меня никого не наблюдалось.

Открыла рот, чтобы поздороваться и прежде чем успела хоть слово сказать, дракон резко дёрнул меня на себя, развернул спиной и сдавил моё горло мускулистым предплечьем.

Я не успела даже его движение уловить, настолько молниеносно быстро всё произошло. Только вот, какого чёрта!

— Несс! — воскликнул ошарашенно Оден.

— Дядя! Не делай ей больно! — крикнули дети и запрыгнули на спину своему психу- дяде в попытке спасти меня от него.

Он одним движением плеча сбросил детей с себя и прошипел ядовито прямо мне в

ухо:

— Проклятое небо мира! Откуда ты только взялась?! Зачем меня нашла? Зачем!

Я дёргалась в его железной хватке, но силы были неравны.

Да я, в общем-то, искала только своих подруг и не планировала путешествие в другой мир. Но смогла только захрипеть, пустить слюни и надуть пузыри от нехватки воздуха.

На инстинктах попыталась хоть ногой достать по колену этого ненормального, но дракон лишь сильнее стиснул руку вокруг моей шеи, так что перед глазами появились звёзды и начали исполнять красивый танец. Я изо всех сил, со всем отчаяньем пыталась ослабить его хватку и вдохнуть хоть немного воздуха, но дракон, словно из стали был рождён.

И когда я уже подумала, что всё, вот он мой конец, дракон ослабил хватку, но полностью не отпустил меня.

Тем временем из особняка выбежал народ.

Все что-то говорили, возмущённо кричали дети, но дракон был полностью сосредоточен на мне. Я чувствовала, как тяжело вздымается его грудная клетка, как гневно он пыхтит мне в ухо.

Сделав несколько живительных глотков и сильно закашлявшись, ощутила, как во мне дико забурлил адреналин. Вывернулась в хвате дракона и впилась зубами в его руку, кусая со всей силы. Укусила я на совесть, до самой крови.

От странного привкуса тут же затошнило.

Кровь у дракона была золотой!

— Великие Боги! — шептался народ. — Неужели, это она!

— Какая-то она жуткая…

— Не повезло нессу…

— Дурная кровь! Что ты натворила! — прорычал мужчина, снова надвигаясь на меня.

— Несс, простите, я не знал, что она ваша… — Оден попытался заступить дорогу взбешённому дракону, но тот отбросил несчастного как игрушку.

Оден отлетел на несколько метров и впечатался всем телом в стену дома.

Руки мужчины, надвигающегося на меня грозной и могучей глыбой, начали видоизменяться в звериные лапы, и мало того, они ещё запылали огнём.

Кажется, у меня проблемы.

— Зря ты нашла меня, глупая маленькая несса, — прорычал дракон.

— Да что я вам сделала?! — просипела кое-как. — Я вас впервые в жизни вижу!

Горло от встречи с драконом дико саднило. А позже, когда шок сойдёт, оно и вовсе будет болеть так, что я взвою.

Но дракон лишь поднял лапы и, кажется, готов был схватить меня прямо вот так! Боже! Я же сгорю заживо!

Нет, нет и нет!

Это самый ужасный вариант смерти! Хуже не придумаешь!

Развернулась и со всех ног собиралась броситься, куда глаза глядят, но впереди был только дом. Я успела сделать несколько прыжков, как вдруг была прижата к стене дома. Дракон развернул меня к себе лицом и впился в меня разъярённым взглядом янтарных глаз, прожигая меня насквозь.

Сглотнула, нервно глядя на взбешённое лицо мужчины и не сразу поняла, что он прижимает меня к стене не руками, а лапами и лапы были в огне!

Огонь гудел, оранжевые языки лизали мою кожу, но не жгли, не причиняли боль и никак в принципе не действовали на меня, кроме того, что давали тепло.

Единственное, это моя одежда. Она никак не могла противостоять огню и довольно быстро превратилась в тлеющие лохмотья.

Дракон молчал. Его ноздри трепетали, взгляд убивал.

— Я каким-то образом оказалась в вашем мире… — просипела неуверенно, трясясь вся от ужаса и дикого страха. — И была бы рада вернуться домой…

Замолчала, ожидая, что он сейчас что-то скажет, но он лишь плотнее прижался ко мне своим телом, обдавая всю меня жаром своего тела.

— Простите… если как-то оскорбила вас своим появлением… Я могу уйти… Прямо сейчас… Мне ничего от вас не нужно… Клянусь…

Что-то я уже разлюбила всех драконов и не хочу продолжать с ними никакого знакомства.

— Поздно, — сказал мужчина злым тоном и резко схватил меня за горло.

Опять?!

И вот тут мою шею обожгло так, что я забилась в его хватке дикой кошкой. Я закричала от боли, хватаясь за лапу дракона, впиваясь в его чешуйчатую плоть ногтями и до крови его расцарапывая, пытаясь отодрать от себя этого ненормального.

Обжигающая боль проникла в меня и потекла по венам. Это было так чудовищно, словно меня вывернули наизнанку, пропустили через мясорубку и решили собрать заново.

Моё сознание не выдержало этой пытки, и меня накрыла спасительная темнота.

Глава 4

Женевьева

Очнулась резко и тут же приняла вертикальное положение.

Естественно, обстановка была незнакомой и увы, не приходилось надеться на то что мне всё привиделось или приснилось.

В ногах клубком свернулся Аид и сладко спал. Кот даже не пошевелился, когда я его погладила по спинке. Он только ухом повёл и на этом его внимание ко мне завершилось.

Огляделась.

Комната была достаточно большой, чтобы вместить сюда и спальню, и гостиную, и даже библиотеку. А лежала я на неудобной и жёсткой софе. Не могли, что ли до кровати донести? Вон стоит всего в паре шагов. Не кровать, а монстр.

Вздохнула и решила что пусть так. Я вообще думала, что дракон меня задушит, сожжёт и сожрёт. Но нет, я жива. И даже, кажется, вполне здорова. Тело нигде не болит. Уже хорошо.

Снова огляделась.

В принципе, это была даже не комната, а целые апартаменты.

Встала и прошлась по комнате.

Главным украшением помещения, делящим комнату на две половины — на спальню и гостиную-кабинет, был очаровательный витраж с изображением цветущего сада: дракон своим гибким хвостом обвивал прекрасную деву, находящуюся в глубоком обмороке и раскрыв зубастую пасть над её головой, дракон собирался то ли её сожрать, толи поцеловать…

Скорее всего первое.

Определённо создатель этого витража считал дракона главным персонажем, и всё внимание уделил именно ему: тело ящера извивалось через всё полотно сверху донизу, ещё и чешуя рептилии сверкала и переливалась золотом, словно дорогое ювелирное украшение.

А вот дева была какая-то… дурнушка-замарашка? Одета скромно. Тощая косичка болтается вокруг шеи словно удавка. Босая…

Мда, создатель картины явно был мизогинист.

От созерцания неоднозначной картины у меня засвербело в носу. По привычке зажала нос рукой, задержала дыхание и усилием воли подавила чих.

Обошла всю комнату и пришла к выводу, что хозяин этого дома очень и очень богатый чело… э-эм… дракон.

Обстановка богатая, добротная. Это вам не дерьмо на воде, а сделано всё на совесть.

Много книг порадовали мой взор, пальцы так и зачесали взять хоть одну из них и полистать, но подавила это неуместное желание и убрала руки за спину. Мало ли, может меня проверяют, или книги вдруг, магические какие. Я должна не забывать, что я в гостях. А ещё не забыла, как хозяин этого дома пытался меня лишить жизни.

Передумал?

А может и убил, а потом воскресил?

От этих вопросов, у меня проснулся зверский аппетит. Точнее, он не проснулся, а напомнил, что неплохо бы пожрать, а то во рту и маковой росинки уже чёрт знает сколько времени не было.

Подошла к двери и осторожно потянула ручку на себя.

Странно. Но дверь не поддалась.

Ох, наверное, надо открывать от себя!

Сюрприз, однако!

Дверь была заперта на замок!

Что за шутки?!

Опустилась на колени и заглянула в замочную скважину.

Но увидела я мало. Продолжение роскошной обстановки дома. И всё.

Ни людей, ни драконов. Никого.

Обвела взглядом комнату и только сейчас осознала, что тут нет ни одного окна! Блин, вот засада.

Почесала макушку и озадаченная вернулась и села на софу. Подтянула к себе колени и уронила на них голову.

— Вот же влипла… — сказала вслух и тут же поморщилась.

Горло тут же отозвалось невыносимой болью.

И кстати, а я ведь не сразу осознала, что мне на шее что-то мешает.

Прикоснулась к горлу и ахнула, словно каркнула ворона, таким сиплым и грубым стал мой голос.

— Это ещё что?!

Не очень люблю я украшения, да и на работе с цепочками-феничками-колечками особо не наработаешься. Поэтому кроме серёжек-гвоздиков не ношу ничего. А тут целый… ошейник?

Поднялась с софы и подошла, точнее, подбежала к зеркалу, что стояло в углу во весь рост.

И снова ахнула, испытав самый настоящий шок.

Но обалдела я не при виде золотого и массивного ошейника.

Из зеркала на меня взирала… взирало… Чудо-Юдо Рыба-Кит лучше меня выглядит!

Волосы взбиты в колтуны и выглядят хуже, чем моя студенческая мочалка из люфы! Из путаных кустов торчали какие-то листики и веточки!

Серьёзно?! Мной что, сено косили, пока я в отключке была?!

Но волосы полбеды, а вот лицо… Мама дорогая!

Белки глаз красные, будто я озверину напилась. Тушь размазалась по всей физиономии и смешалась с кровью, которая высохла у меня под носом. Ещё и шерсть от кота, прилипшая прямо над губой, красоты образу не добавляла.

Грязная и усатая попаданка!

Губы потрескались и тоже были измазаны в чём-то вообще коричневом!

Одежда висела лохмотьями. Спасибо дракону, что подпалил меня!

Босая. Грязная. Вонючая.

Понюхала подмышки и скривилась.

Боже, от меня воняет хуже, чем от помойки!

Обернулась и поглядела на витраж.

Покачала головой.

Вот теперь точное сходство — я — замарашка и золотой дракон, что собирается мной полакомиться. Но дракоша не стал этого делать, чтобы не подхватить заразу какую…

— Кошмар… — просипела, находясь в настоящем ужасе от своего внешнего вида.

Потом покрутила ошейник и снова испытала чувство жути и подставы: на моём новом украшении не было ни замочка, ни скважинки под ключ. Ни-че-го. Сплошной металл!

— Ерунда какая-то… — прошептала испуганно.

Ещё несколько тысяч-миллионов раз подёргала-покрутила и даже попилила канцелярским ножиком ошейник, но всё оказалось бессмысленно. «Украшение» не снималось.

Выдохлась, устала, завоняла ещё больше, желудок уже не урчал, а ревел от голода. Заревела и я. Ноги подкосились, и я так и рухнула у зеркала, рыдая в голос.

Проснулся Аид и подскочил ко мне, словно ужаленный. Начал тереться об меня и мурлыкать, пытаясь успокоить, мол, ну чего ты, дурочка, всё хорошо будет.

И я успокоилась. Точнее, я перестала реветь. На место жалости к себе, пришёл гнев.

Подорвалась с места и военным шагом промаршировала к двери и замолотила по ней кулаком, что есть силы и заорала:

— Немедленно откройте, иначе я выломаю эту дверь, а потом спалю к чёрту весь этот до-о-о-м! Я не шучу-у-у-у! А-а-а-а-а-а!

Про «спалю» я не лгала. В камине тлели угли.

— Долго орать собираешься? — вдруг раздалось позади меня.

Продолжая голосить звук «а-а-а», но уже не так неуверенно, я медленно обернулась и увидела сидящего у камина того самого наглеца, что меня душил, а потом самозабвенно сжигал.

Захлопнула тут же рот и удивлённо на него воззрилась.

Откуда он тут взялся?

— Полог невидимости, — сказал он, словно прочёл мои мысли, продолжая по- королевски сидеть в кресле и рассматривать меня таким взглядом, будто решал, то ли сейчас меня прикопать где-то за плинтусом, то ли пожалеть плинтус и лучше в болоте утопить.

И столько отвращения в его взгляде, столько гнева и ярости…

Так, стоп!

Сузила глаза и прошипела не хуже своего Аида:

— Как вы смеете удерживать меня насильно и ещё вешать какой-то обруч, словно я рабыня! Снимите это немедленно!

Горло моё несчастное заболело ещё сильнее, матеря свою нерадивую хозяйку на все лады.

Дракон вдруг щёлкнул пальцами, по его руке пробежала настоящая огненная волна и в его пальцах появилась массивная огненная цепь. Эта цепь материализовывалась на моих глазах прямо в воздухе и огненной змеёй подбиралась теперь ко мне!

Попятилась назад и спиной врезалась в стену.

Зажмурила глаза и вдруг ощутила рядом с собой тепло.

Открыла глаза и с ужасом обнаружила цепь на своём ошейнике. Дракон начал наматывать её на кулак, а потом рванул на себя, и я по инерции дёрнулась вслед за ней и упала, распластавшись на полу, прямо у ног дракона.

На ногах у него были добротные сапоги и явно из хорошей кожи.

Каз-з-зёл! А я босая, грязная и голодная тут валяюсь у его ног с ошейником и на цепи!

Так и хотелось мне завопить: «Шо происходит?!»

Глава 5

Женевьева

Разозлилась не на шутку. Тряхнула головой и придала своему итак жуткому виду, ещё более устрашающий. Короче, скривила такую рожу, что дракона передёрнуло.

Бе-е-едненький, не нравлюсь, да? Так вот и нечего меня на цепи как собаку держать! Отпустить меня надо на волю вольную и закончить этот фарс!

Поднялась на ноги, сделала видимость, что стряхнула с колен грязь, хотя тут не смахивать надо, а отмачиваться в литрах пены.

Потом посмотрела свысока на грозного хозяина дома, приложив все усилия, чтобы запугать его, хотя понимала, что это не принесёт никакой пользы… Но попытка не пытка.

Схватила огненную цепь у самого ошейника и облегчённо вздохнула, цепь меня никак не обожгла. Затем ледяным тоном произнесла:

— В своём мире я всегда считала драконов мудрой, разумной и интеллигентной расой. Вы даже не можете себе представить, какое я испытала разочарование от вашего поведения. А на первый взгляд вы адекватный мужчина…

Замолчала и подёргала цепь, звенья которой мужчина поглаживал большим пальцем.

— Мне всё равно, что ты думаешь обо мне, — проговорил он небрежно. — Будь покорна и молчи, раз уж нашла меня.

Прошёлся по мне многозначительным взглядом и уже с отвращением добавил:

— Подбросила же мне судьба такую безобразную и строптивую пару. Всегда считал, что моя истинная будет хороша собой и самое главное покорна.

От его слов у меня брови взлетели и затерялись в колтунах из волос.

Чего?! Пара?! Истинная?!

ПАРА НА ЦЕПИ?!

Боже! Ты что, max жутко решил подшутить надо мной?! Что за больная фантазия!

— Не совсем поняла вас… — промямлила я. — Я — ваша пара?

— Да, — ответил дракон и поднялся.

Щёлкнул по цепи, и она тут же истаяла прямо на глазах. А вот ошейник остался.

— Сиди здесь, — распорядился он. — К тебе скоро придут и отведут в бассейн. Увы, простая ванна здесь бессильна. Тебя приведут в порядок, дадут одежду по статусу и накормят. После поговорим.

На слово «накормят» мой желудок исполнил внутри меня очередной кульбит и громко зарычал, требуя еды прямо сейчас.

— А если я не желаю быть вашей парой, — заявила я, заступив мужчине дорогу. — Отпустите меня, и закончим на этом наше яркое, но весьма неприятное знакомство.

Вместо слов мужчина скривил губы и брезгливо сжал мои плечи кончиками пальцев и как вещь отодвинул в сторону, а затем невозмутимо направился на выход.

Ну не-е-ет, так не пойдёт, чёртов драконище!

— Это вы так себя вызывающе и смело ведёте, потому что у вас в кармане лежит запасная челюсть, и костыли за углом припрятаны? — прорычала не хуже своего Аида, когда он не в настроении.

Да, да, я нарывалась на неприятности. Но, чёрт возьми, я хоть и не местная, но это не значит, что со мной нужно как с рабыней общаться! Он же совсем меня не знает, да ещё и парой своей объявил, а относится так, будто я не истинная пара, а противная жвачка с дороги, прилипшая и испортившая дорогие сапоги, которые выбросить ой как жалко.

Мужчина остановился и, обернувшись, сказал:

— Не стоит сердить меня. Иначе наложу на тебя печать вечного молчания.

Он ушёл, и я осталась одна.

Не совсем одна.

Аид сидел у камина и смотрел на меня будто с укором, мол, не умеешь ты, Женька, с мужчинами общий язык находить. А не умеешь, лучше молчи.

— Да иди ты, — фыркнула на кота и опустилась рядом с ним прямо на пол.

Не прошло и двух минут, как двери распахнулись и в комнату вошли две женщины.

— Несса, следуйте за нами, — сказала одна, что выглядела постарше.

— В бассейн? — уточнила я.

— Да, несса, — кивнула она.

— А… А, можно сначала поесть? Я очень голодна, — попросила с мольбой в голосе и добавила, сложив ладошки в молитвенном жесте: — Пожалуйста.

Женщина переглянулась с другой и та как-то странно мотнула головой.

— Понимаете, несс нам приказал…

— Несс ничего не узнает, — успокоила их. — Просто я так голодна, что при водных процедурах могу потерять сознание. Уж я себя знаю. И вряд ли нессу это понравится.

И тут влез Аид.

— Мррр… мя-а-уррр…

Женщины с улыбкой посмотрели на кота, который начал виться у их ног и тереться, выпрашивая лакомство. Я кивнула на своего питомца и сказала:

— Мой кот тоже голоден. Смотрите, как вымаливает еды…

— Ммм… Хорошо, несса, — вздохнула старшая, и сказала своей помощнице: — Иди на кухню, пусть принесут нессе и её пушистому другу перекус.

Женщина удалилась, а старшая осталась со мной.

Что ж, вот сейчас я кого-то попытаю вопросами.

Ан’Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов

Едва успел прилететь с ежегодного собрания скотоводческого союза Южного государства, без настроения и какого либо желания нянчиться с племянниками сестрицы, что решила избавиться от мелких вредителей, нагло сплавив их ко мне, как мой зверь на подлёте к дому учуял её.

Моя пара.

Не смог сдержаться и моё умение владеть собой испарилось, будто его никогда и не было, словно я превратился в необузданного и дикого зверя, который только- только учиться сдерживать и контролировать свою ярость.

Обычно я невозмутим, но в тот момент, как я учуял её, а затем и увидел, мной завладела первобытная и всепоглощающая ярость.

Пара. Ещё и чужачка. Одна сплошная неприятность на мою голову.

И когда это я успел прогневить Богов, что они послали мне такую кару?

И ведь всё было замечательно до её появления. Я нашёл замечательную драконицу — послушную, смирную, тихую и роскошную молодую девушку.

Прошлой весной она стала совершеннолетней. Её семья мечтала породниться со мной.

Клан огненных драконов славится своей силой, могуществом и капиталом. Девушка из клана Серебряных драконов была чудо как хороша. Её отец дал малышке превосходное образование. Милия красиво умела петь. А танцевала она так, что дух захватывало. Владела всеми видами расслабляющего массажа. Знала современные стихи и могла цитировать их тихими и уютными вечерами. Аристократка — утончённая и изящная. Идеальная жена.

Сжал руки в кулаки, что моментально превратились в когтистые и чешуйчатые лапы.

Из груди вырывалось рычание. Гнев снова брал надо мной верх.

По всеобщим законам Союза Объединённых государств я обязан жениться на своей истинной паре, раз она нашла меня до того, как я женился на другой.

Будь всё иначе, будь я уже женат на Милии, чужачка бы просто осталась жить в моём доме в качестве любовницы.

Но вспомнив, насколько некрасива моя пара, то понял, что лучшее место для неё — это хлев.

Увы, но наша природа такова, что найдя истинную пару, она должна быть рядом. С её отсутствием зверь слабеет. Во избежание различного рода провокаций, мы посадили их на магическую цепь. Никто и никогда не может отобрать у дракона его пару и сделать из него марионетку.

Истинная пара — слабое место любого дракона не только со стороны врагов. Каждый мужчина знает ту отвратительную историю, когда женщина, любимая, истинная пара дракона предала его, погубила целый клан и едва не уничтожила всю нацию.

Мы нашли способ как избавиться от зависимости своих пар, которую испытывали наши предки — пылинки сдували, охраняли как самое ценное сокровище, исполняли любой каприз, могли сокрушить любое государство ради единственной. В те времена кровь лилась рекой… Всё из-за этих женщин: алчные, необузданные в своей жестокости и коварности существа.

Всем мальчикам с первого оборота в зверя, удаляют особые железы, которые и сводят с ума, когда находится истинная пара.

Увы, но инстинкты никак не вырезать и не уничтожить, когда пара находит тебя сама.

Один лишь плюс — я не стану её марионеткой, как было в давние времена. Всего лишь пара, которая по всем физиологическим, психологическим данным идеально подходит для меня и моего зверя. Но это лишь насмешка природы. Пережиток прошлого. Рудиментарное чувство, доставшееся нам от предков.

Но, тем не менее, по законам я обязан жениться на ней.

Инстинкты взяли надо мной верх, когда увидел её — я не желал, чтобы моя пара когда-либо нашлась. И судьба посмеялась надо мной.

И хуже времени она выбрать не могла, чтобы явиться сюда. Жаль, но о Милии я теперь могу лишь только мечтать.

Я едва не ударился в панику, пока не сделал единственное, что спасло меня и эту уродливую чужачку — ошейник и цепь. Теперь я всегда знаю, где она и какое у неё настроение. Сейчас она злится, очень сильно злится.

Хотя, имей я такую внешность, то тоже бы злился.

Я попытался сосредоточиться на скучных цифрах из отчетов, управляющих фермами, но мысли тут же вернулись к предстоящему разговору с парой и неизбежному разговору с семьёй Милии.

Проклятье!

Глава 6

Женевьева

Хвала высшим силам! Наконец, я перекусила. Аид тоже.

Когда голод притупился, мне стало намного легче думать и воспринимать ситуацию в целом. Хотя, по правде говоря, я пока гнала все мысли прочь. Я была не против водных процедур, чистой одежды и хорошего обеда. А вот после этой роскоши можно уже и поговорить адекватно и обстоятельно.

Милдред, старшая служанка в доме несса, в двух словах рассказала мне, почему дракон повёл себя со мной так агрессивно. Всё дело в том, что истинная пара в этом мире никакая не радость. Прошли те времена, когда вторые нежные половинки считались благословенной радостью и мужчины искали их, мечтали о встрече и любили больше, чем полёт в небесах.

Настали иные времена. Истинная половинка дракона в настоящем это нечто вроде обузы и не побоюсь этого слова — проклятие.

Пока пара не найдена, дракон живёт себе спокойно и свободно. Он может обзавестись семьёй и прожить долгую и счастливую жизнь, не обременённый истинной парой. И будет счастлив, что не встретил её.

А вот если она всё-таки находится, то происходит некая сложная и мгновенная химия. Что-то переключается в организме дракона, и он становится зависимым от своей половинки: заболеет она — ему будет плохо; умрёт она — его зверь погибнет, останется лишь человеческая оболочка, но это сродни той же смерти; похитят пару дракона и будут его ей шантажировать — он сделает всё ради неё. Драконы люто ненавидят, когда их используют.

В отношении же женщин ничего подобного не происходит. Женщины никак не страдают, если заболеет или погибнет их пара. Драконицы не теряют своего зверя.

Мужчины считают подобный расклад несправедливым.

Но они нашли способ побороть эту зависимость. В раннем возрасте у драконов удаляются особые железы. А чтобы истинная пара всегда была под присмотром — она носит ошейник, который словно передатчик передаёт дракону её состояние: настроение; состояние бодрствования или сна; эмоции; больна ли она или здорова; чем дольше женщина носит ошейник, тем крепче становится сама связь — дракон может начать считывать мысли своей пары.

Цепь как вы уже поняли — магическая. Её создаёт дракон своей силой. По сути, цепь — это те самые волшебные нити, которые формируются сразу же, как только находится пара дракона. Но чешуйчатые так «любят» своих истинных, что облекли узы настоящего волшебства в цепи.

Гады, одним словом.

Это же надо так жестоко, словно асфальтоукладчиком, проехать по своим истинным. Слов нет.

Большего мне не удалось вытянуть из Милдред.

С одной стороны, это похвально. Женщина верна своему хозяину. Она рассказала мне только участь истинной пары и причину недовольства дракона. О самом быте несса и домочадцах, а так же о моей будущей судьбе она категорично отказалась говорить, сославшись на несса, что он сам мне всё расскажет. Если пожелает.

Если честно, дорогие мои, то всё в этом мире было неправильно.

Истинная пара — не радость, а самое настоящее горе. Драконы воспринимали эту связь, как коварную. Связь, которая способна затмить всё своей яркой вспышкой, а потом стать внезапно беспросветной мукой.

И другого выхода у меня якобы нет, кроме как быть всегда послушной, тихой и желательно незаметной парой несса. Этакое ненужное приложение к дракону, которое он не хотел бы иметь в своей жизни. Никогда.

А ещё меня страшно раздражал тот факт, что никто не поинтересовался, хочу ли я оставаться в этом доме, желаю ли быть парой этого психа и вообще не спросил никто, кто я, откуда и быть может, мне необходима помощь… Очень хочу домой.

Бассейн меня удивил. Он находился на цокольном этаже, и ему бы подошло больше название огромная купель.

Всё помещение было отделано в светлых тонах. Высокие колонны, со спиралевидным рисунком держали каменный, словно пещерный потолок, куполом укрывающий это чудесное место.

На стенах мерцали настоящие свечи в изящных подсвечниках.

Сам бассейн имел круглую форму.

Бегло осмотрелась и едва не присвистнула.

Здесь находился шикарный бар, и девушка за барной стойкой наливала из шейкера в высокий фужер малиновый напиток.

Для меня что ли?

Помимо бара была тут и зона отдыха — мягкие диваны, заваленные цветастыми подушками.

Имелся недалеко от самого бассейна и подиум. Подозреваю, что на нём происходят различного рода выступления для достопочтенного несса, имя которого я благополучно забыла, а ведь Оден мне его называл.

Тут же вспомнила добрых ребят — Кару и Эн’Тая. Как они ко мне будут относиться? Ладно, нечего гаданием заниматься, скоро итак всё узнаю.

Ещё две девушки поджидали у самого бассейна, где весело булькала вода, белый пар и пена шапкой манили в свои объятия, обещая тепло и райское наслаждение.

В общем, тут было очень красиво.

На бортике стояла небольшая, но длинная полочка. На ней находились многочисленные баночки, тюбики, флаконы, пемзочки-мочалочки…

Боже! Радость-то какая!

Девушки раздели меня догола и указали, где нужно спускаться. Небольшие ступеньки и вот моя кожа покрылась мурашками от соприкосновения с горячей водой. А как ароматно она пахла!

Девушки начали меня отмывать.

И да, я была права, коктейль предназначался для меня. Прохладный, чуть терпкий, но вкусный напиток успокоил меня, и я полностью расслабилась, и решила не мучить себя сомнениями и различного рода предположениями.

Быть может, несс тоже успокоится и когда увидит меня чистую и приличную женщину, между прочим, я великолепный ветеринар, и мы найдём общий язык.

Кто знает, может он поможет мне вернуться домой?

Женевьева

Мои волосы, лицо, моё тело — всё было вымыто, выбрито, выхолено, надушено. Ногти на руках и ногах накрашены, на лице лёгкий макияж.

Мне выдали чистую одежду… Одеждой эти лоскутки ткани, и назвать было сложно. Да, очень красиво, даже можно сказать бесподобно. Сама ткань чудо как хороша и приятна к телу, но…

Но я не стала ломать голову и катать истерик. Если дракон распорядился, нарядить меня как восточную шлю… красотку, то пусть. Я в его доме, в его мире и вроде как истинная пара, не переломлюсь пока следовать его правилам. Но вот дальше… А дальше увидим.

Серебряная юбка длиной до пола, с длинным разрезом сбоку. К ней шёл топ с широкими рукавами и глубоким вырезом. Надела всю эту красоту и обулась в мягкие туфли, но на высоком каблуке.

— Вы очень красивы, несса, — с улыбкой произнесли девушки, что помогали мне отмыться и приводили меня в порядок.

Я с девочками подружилась и поболтала на сторонние темы, не стала смущать вопросами о драконе.

— Спасибо, — улыбнулась в ответ и наконец, посмотрелась в зеркало.

Внимательно разглядела себя и поняла, что никогда не выглядела так хорошо.

— Никогда не думала, что серебро мне к лицу, — пробормотала я.

Как ни странно, но золотой ошейник очень даже гармонировал с холодным цветом моего костюма.

— Несс вас уже ждёт. Он распорядился, что сегодняшний обед прошёл без него. Вы с ним отобедаете в его кабинете, — сказала служанка. — Милдред вас уже ждёт, чтобы проводить…

— Спасибо вам девочки, — поблагодарила дракониц. А они все были драконицы — выдавали глаза. У всех узкий и вытянутый зрачок.

Они, кстати, были удивлены тем, что у меня круглые зрачки. Никогда не видели таких и никогда не видели гостей из других миров и не знали, что они в принципе бывают. Сюрприз. Я как раз из другого мира.

Милдред, увидев меня, очень удивилась. Видимо не ожидала, что я могу быть вполне симпатичной. Она проводила меня какими-то тайными коридорами до кабинета дракона и постучала в массивную дверь.

— Входи, — раздалось оттуда довольно недружелюбное.

— Идите, несса, — сказала женщина и толкнула передо мной дверь.

Дракон стоял возле небольшого стола, накрытого на двоих. Он был в чёрном костюме свободного покроя. Однобортный пиджак, широкие брюки, молочного цвета водолазка. На пальцах сверкали кольца. Руки сложены на груди. Волосы блестящими тёмными кольцами спускались почти до плеч.

Я не могла отвести от него глаз.

А он, казалось, забыл, как дышать. Не ожидал, дракончик увидеть меня вот такой прехорошенькой?

Я сама понимала, что смотрелась очень неплохо.

Он долго меня рассматривал, бесстыдно задерживая взгляд на моей гладкой коже оголённого живота, на декольте, смотрел на мои блестящие и пышные волосы, что тяжёлыми шоколадными локонами рассыпались по спине и плечам. Потом перевёл взгляд на лицо и сказал чуть хриплым голосом:

— Что ж, я ожидал худшего.

Каз-з-зёл!

— Садись. Поедим, потом поговорим, — он кивнул мне на стул и тут же сам сел на свой.

Проглотила язвительные высказывание и решила пока быть лапочкой.

Медленно и изящно двинулась к столу, позволяя мужчине увидеть, как я двигаюсь. Да любая женщина в красивом наряде и на каблуках будет двигаться точно королева.

Опустилась на свой стул и произнесла спокойным тоном, каким я обычно общалась с хозяевами своих пациентов:

— Приятного аппетита, несс.

Чтоб ты подавился, гад чешуйчатый.

Глава 7

* * *

Женевьева         

Стоило признать, готовили в доме дракона невероятно вкусно. Я съела первое блюдо и второе, и даже третье, хотя живот неприлично надулся.

Дракон как-то странно косился на меня, но молчал.

Думает, что я с таким аппетитом буду объедать его?

Хороший аппетит демонстрирует хорошее здоровье, между прочим. А с другой стороны, обжорство – первая ступень к ожирению, напомнила себе и отказалась от десерта. Хотя выглядела сладость так аппетитно, что подумала, может попробовать хоть кусочек, но потом решительно себе запретила. Хватит и так объелась, что сейчас лопну.

— Итак, сначала представлюсь, если ты ещё не узнала моего имени — Ан'Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов, — с достоинством произнёс мужчина, когда слуги укатили столик-тележку с пустыми тарелками и целым десертом. — Расскажи, Женевьева свою историю. Ты вроде упоминала, что из другого мира.

О! Запомнил моё имя, ну надо же. Только вот не скажу, что рада с ним познакомиться.

— Благодарю за новую одежду и вкусный обед, — выразила сначала благодарность дракону.

Он ничего не сказал в ответ. Тогда я вздохнула и начала рассказывать о своём попадании в этот странный и неправильный мир. Умолчала, конечно, что фанатка драконов и что произнесла вслух желание, связанное с чешуйчатыми, постаралась убрать эмоции, оставила только факты. И в конце добавила:

— Мне рассказали девушки о ваших истинных парах и почему нужна цепь и ошейник…

Тронула упомянутое «украшение» и скривилась.

— Если честно, то я совсем не рада находиться в подобном положении и вам, естественно, ничего хорошего от этого… Поэтому, если вы знаете, как я могу вернуться домой – помогите мне. Пожалуйста. Вы избавитесь от ненужной вам пары, а я окажусь там, где у меня осталась вся моя жизнь – любимая работа, друзья…

Когда закончила, посмотрела на задумчивого и удивительно спокойного мужчину.

— Про перемещение мне всё ясно, — наконец, произнёс он немного задумчиво.

То есть, он всё-таки может разговаривать как адекватный челов… дракон?

— В каждом мире имеются пространственные туннели, которые ведут в другие миры. Но просто так в них не попасть. Нужны сильные неблагоприятные погодные условия, аномальная зона и скорость, которая должна развиться до скорости гравитации. В теории  скорость гравитации не входит ни в одну формулу для перемещений, так как считается бесконечно большой. Но если предположить, что можно разогнать предмет до такой скорости, то его должно элементарно расщепить на атомы. Есть легенды, что раньше мы могли перемещаться по мирам…

Он замолчал и погрузился в раздумья.

— То есть… — проговорила убитым голосом. — Я не могу вернуться?

— Даже если бы могла, Женевьева, я бы не позволил, — сказал дракон и посмотрел мне в глаза: — Ты – моя пара и отыграть назад уже ничего нельзя. Теперь расскажи, чем ты занималась в своём мире и какая твоя вторая сущность.

Чуть не рассмеялась.   

— Я – ветеринар, несс Нерваль. Я лечу животных, — сказала гордо. — А про вторую сущность, надеюсь, вы пошутили, потому что я её не имею.

— В смысле? — нахмурился мужчина.

— В прямом, — улыбнулась во все тридцать два зуба и искренне получила удовольствие от недоумения и неверия дракона, что в полной мере отразились на его холёном лице. — Я – человек, несс. В моём мире люди ни в кого не оборачиваются. Только в легендах и сказках можно прочитать о разных видах оборотней и всё.

Он тяжело вздохнул и покачал головой. В его глазах промелькнуло глубокое разочарование.

Мда-а-а… Мало того, что истинная нашлась, так я ещё и не имею второй сущности. Наверное, дракон сейчас думает, за что ему такое наказание в виде меня?

— Мне искренне жаль твою расу, Женевьева, — наконец, произнёс Ан'Рэнхард. — Не думал, что могут где-то жить такие убогие и несчастные существа.

Чего?!                                   

— Ничего мы не убогие, — разозлилась я. — Не обязательно быть оборотнем, чтобы жить полноценной и счастливой жизнью.

— Ты сказала, что лечишь животных, — перевёл он тему.

— Да, это так. Я ветеринар.

Дракон цинично усмехнулся.

— Я не верю, Женевьева. Женщина не может заниматься лечением, из какого бы мира она не была. И на будущее, не смей лгать мне, иначе я потеряю то немногое терпение, которое у меня ещё осталось.

Терпение, которое у него ещё осталось! Нет, вы только посмотрите каков наглец! Не верит он, что женщина может лечить животных! Гневно сверкнула глазами на дракона, но не успела высказать своё возмущение, как он снова заговорил.

— И знай, по нашей с тобой связи я чувствую тебя. Сейчас не так хорошо, потому что только-только она образовалась и ещё не укрепилась, но через пару-тройку недель я буду знать о каждой твоей эмоции и каждом твоём шаге.

Это, ну вообще ни в какие ворота!

В ярости выпрямившись во весь свой невысокий рост, я холодно посмотрела на него, вздёрнула подбородок и как бы свысока, (дракон сидел, я стояла) пользуясь своей позицией произнесла:

— Послушайте, несс Нерваль, я вам не тихая мышка и не подумаю подчиняться вашим приказаниям. Я уже сказала вам, кто я такая. ВЕТЕРИНАР. Если вы не желаете слушать меня, это ваши проблемы. Увы, но я не могу сбегать в свой мир за дипломом и тут же вернуться, чтобы доказывать вам, что я доктор! И раз уж между нами связь, то вы должны ощущать хотя бы капельку тех эмоций, что я сейчас испытываю! А я сейчас злюсь, несс. Очень сильно.

Я кожей почувствовала, как его обуяла ярость.

— Милосердные боги! Помогите мне не потерять самообладание, чтобы не схватить и не встряхнуть свою пару, чтобы у неё зубы изо рта вылетели! — прорычал он, глядя на меня диким взглядом.

Сузила глаза и прошипела:

— А давайте вы обернётесь драконом, и мы сломаем вам что-нибудь, тогда вы посмотрите, как я буду лечить.

«Например, проломим вам череп», — подумала про себя.

— Ну и наглая же ты! Ладно, Женевьева, ты чужая, из другого мира, поэтому я на первый раз поверю тебе на слово. И прощу так же на первый раз твою дерзость. Запомни, в этом доме и в этом мире ты – моя пара. Ты спокойная, тихая и незаметная женщина, исполняющая любое моё пожелание, любой мой приказ. Уясни этот факт и больше не выводи меня из себя, иначе ничем хорошим не закончатся наши едва начавшиеся отношения.

У нас есть отношения? Да мы впервые друг друга увидели и тут же возненавидели!

Мне захотелось заорать и затопать ногами. Почему этот гад такой твердолобый!

Не успела я выплеснуть на него своё негодование, как в дверь робко постучали, и её тут же открыли. В проёме появилась голова маленькой Кары.

— Дядя! Дядя Рэн! А за домом козлы на дерево забрались! И никто не может их оттуда согнать!

— Милая племянница, тебя явно не учили хорошим манерам, — ласково, но при этом чуть сердито сказал дракон. — Я не давал разрешения входить. В следующий раз дождись, когда тебе позволят войти, понятно?

— Угу, — кивнула девочка, но судя по тому, как упрямо сверкнули глаза Кары, в гробу она видала разрешение своего дяди.

— Никогда не видела козлов на дереве, — сказала я и ядовито обратилась к дракону: — Разрешите ли вы, о высокопочтенный несс Нерваль, своей недостойной вас паре пойти посмотреть на козлов?

Потому что на одного козла я уже вдоволь налюбовалась.

Дракон посмотрел на Кару, которая с любопытством глядела на меня, явно не узнавая, потом на своего дядю и ждала его решения.

Тот скрипнул зубами и сказал:

— Да, можешь идти. Вечером ещё побеседуем. Надеюсь, ты остынешь и будешь готова к адекватному диалогу. Кара, будь любезна, покажи нессе после лицезрения козлов наш дом.

Это я неадекватная? Я должна остыть? Ну звездец тебе, драконозябр!

— Ой, с удовольствием! Несса Женевьева, а я вас не узнала сначала. Вы такая красивая. Вот же дяде повезло с истинной парой! Правда, дядя, тебе же повезло?

Я едва не прыснула со смеху, такое лицо стало у дракона, словно он выпил литр лимонного сока вперемешку с уксусом.

— Конечно, — выдавил он из себя и кивнул мне, чтоб скорее убиралась с глаз долой.

Взяла девочку за руку.

— Только неплохо бы мне переодеться… — проговорила я, когда мы вышли из кабинета злого дракона.

— Надо найти Милдред, — сказала Кара.

Милдред нашлась быстро.

Она сказала, что уже сегодня для меня привезут одежду, обувь и всё остальное. Несс распорядился. На мою просьбу выдать мне прямо сейчас что-нибудь попроще из одежды, она сначала заупрямилась, мол, несса надо спросить. То да сё, не положено без его разрешения, но вмешалась Кара и сказала, что дядя всё разрешил.

А что конкретно разрешил, девочка не уточнила. Умница.

В простой и удобной одежде почувствовала себя человеком, и мы отправилась с Карой смотреть на козлиное шоу.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

* * *

— Никогда не видела, чтобы козлы сидели на деревьях, — вдохновенно сказала Кара.

— В моём мире рогатые смело могут скакать буквально по вертикальным скалам и труднопроходимым горам, а некоторые тоже пасутся на деревьях. Есть у нас такая страна, называется Марокко, там острый дефицит кормовых угодий как раз и вынудил коз пастись на верхушках арганий. Это такие деревья с тернистыми ветками и корявыми, изогнутыми стволами.

— Нет, ну это просто возмутительно!  — услышали мы с Карой, а потом увидели, как женщина вместе и мужчина, пытаются согнать пять коз с довольно высокого и очень красивого зелёного дерева, похожего на дуб.

— Мы только что вымыли всех собак, я убралась в хлеву, и только я на минутку отвернулась, так эти зверюги снова оказались на дереве! Нет, я не в настроении шутки шутить! Ну-ка спускайтесь, проклятые отродья!

Рядом вился Эн'Тай и предложил:

— А давайте я их с рогатки постреляю?

— Не думаю, что это хорошая идея, несс, — покачал головой мужчина. — Им будет больно, они испугаются, упадут и ещё покалечатся. Вы же не хотите причинить вред козочкам?

— Не-е-ет, — протянул мальчишка. — Тогда я не знаю, как их оттуда снять. А сами они слезут?

— Сами они слезут, когда жрать захотят, — недовольно фыркнула женщина и упёрла руки в крутые бока. — Или когда объедят несчастное дерево. Ох, несса что ли позвать и попросить его припугнуть этих зверюг? У него магия что надо, не то что мы, слабенькие драконы.

Мы смотрели с Карой на этот цирк и улыбались. Забавно было наблюдать.

— А ну, слезайте! — снова рыкнула на них женщина. — А то я сейчас сама на дерево заберусь и рога вам пообломаю!

Козы уставилась на женщину спокойными глазами с длинными и пушистыми ресницами и одновременно заблеяли:

— М-е-е-е-е-е-е!

— Наверное, они хотят сказать, что сами будут решать, когда им спуститься на землю, — смеясь, сказала Каре.

Нас заметили и тут же Эн'Тай воскликнул:

— Несса! Какая же вы красивая!

— Ох, несса, простите, не увидели вас… Простите за сквернословие… — начала извиняться женщина и кланяться мне.

— Всё хорошо, перестаньте, — сказала я и предложила свою идею: — Поставьте под деревом ящики с морковью, капустой и яблоками. Они сами тут же слезут. Козы очень умные животные.

На меня с сомнением посмотрели, но спорить не стали, мужчина тут же отправился за овощами-фруктами.

И что вы думаете?        

Не прошло и пятнадцати минут и козлы тут же начали спускаться.

Женщина, что зовут Энн, работает она тут посменно, следит за чистотой и порядком в хлеву. А мужчина – Лерой. Он – конюх.

Энн и Лерой быстро отправили коз пастись, где положено.                                                                          

 Глава 8

* * *

Женевьева         

К моей радости вечером увидеться с драконом не удалось – улетела «птичка» по каким-то срочным делам, наказав меня запереть в комнате, не выпускать и никого ко мне не впускать, покормить и… хорошо хоть спать уложить не распорядился.

Но сердиться сил не было. День выдался о-о-очень насыщенным, и после плотного ужина хотелось только спать, спать и спать.

Я надеялась, что когда проснусь, то обнаружу себя в своей маленькой, но такой уютной квартирке, лежащей в своей кровати в обнимку с Аидом.

Аид, объевшийся так, что у него круглым стал живот, улёгся рядом со мной и громко мурлыкал.

Мой любимец завоевал сердца, наверное, всех жителей дома.

Укладываясь в очень мягкую и удобную постель в новой и красивой ночной рубашке из шёлка, прогнала в голове прошедший день.

Опустила моменты встречи с Ан'Рэнхардом, а то от воспоминаний о нём у меня тут же начинала болеть голова и подумала о детях.

Кара и Эн'Тай оказались наичуднейшими детьми. Девочке было шесть лет, мальчишке восемь. Умные, сообразительные и любознательные.

После смешного происшествия с козами, они провели меня по владениям своего дяди.

По всей территории росли дубы, кедры, сосны и другие статные деревья. Все ухоженные и здоровые. Многочисленные клумбы радовали обилием цветов и красок. В садовом лабиринте мы даже немного заблудились, но весело смеясь, нашли выход.

На территории было много построек, где содержались овцы, которых пастухи вместе с весёлыми и игривыми собаками на закате вернули в загон; упрямые козы; коровы и быки; кролики; птица – куры, важные утки, гуси и индюшки.

Не удивилась бы я и страусам, но их не было. Зато были красивейшие кони. Увидев их, я пришла в неописуемый восторг. Очень люблю лошадей и с позволения Лероя вычистила вместе с детьми одну белую красавицу по имени Магия.

Дети на моё предложение присоединиться ко мне и почистить лошадку, сначала хмурились и кривили носы, потому что от лошадки, видите ли, пахнет. Я пожала плечами и, засучив рукава, взяла скребницу и принялась делать маленькие, круговые движения на мясистых частях тела.

— Это занятие успокаивает и рождает связь между лошадью и челов… драконом, — сказала я под одобрительный кивок конюха.

Магия сначала с подозрением косилась на меня, но приняв в качестве угощения несколько долек яблока, протянутого мне и детям Лероем, сразу подобрела и позволила себя почистить.

Дети тоже взяли скребницы и под руководством конюха осторожно и медленно начали помогать и сами не заметили, как втянулись.

Под это дело мы и разговорились.

Я рассказала, что в своём мире лечила животных и часто содержала в клинике на передержку брошенных котят и щенят. Несколько историй из моей практики вызвали вздох восхищения у детей и Лероя. А некоторые истории заставили и прослезиться. Увы, но, как и людей не всегда можно спасти пациента…

Лерой потом отошёл к другим коням, доверив мне Магию и племянников дракона и тут я решила узнать побольше о… даже язык не поворачивается назвать этого гада своим драконом.

От детей узнала, что их мама очень красивая и зовут её Шаэна. Она младшая сестра Ан'Рэнхарда или дяди Рэна, как называли дракона дети.

Но в их семье был ещё один дракон – старший брат Шаэны и Рэна, который умер десять лет назад. После его гибели ушли из жизни и родители Ан'Рэнхарда и Шаэны. И об этой трагедии никто в семье Нерваль говорить не любит.

А Каре с Эн'Таем было очень любопытно узнать, почему погиб их дядя, а следом бабушка с дедушкой.

Дети непосредственные создания. О чём думают, о том и говорят. Они, как и братья наши меньшие, быстро начинают доверять взрослым и готовы как на духу выложить всё что только знают.

Узнала я и о том, что их дядя собирался жениться. Но теперь уже не женится. Точнее, женится, но не на той драконице, на которой хотел, а на мне. И тут же меня завалили вопросами, какого это быть истинной парой? Что я чувствую? Сильно всё плохо?

От ответа я ушла, сказав, что пока мало времени прошло, и связь ещё не установилась.

— Мама сказала, что если вдруг я встречу свою пару, то она убьёт его, чтобы на меня не надели ошейник и не посадили на цепь, — заявила вдруг Кара и от её слов у меня дрогнули руки, и я выронила щётку.

— А вот мне так не повезёт… — хмуро проговорил Эн'Тай. — Если я свою пару встречу, то её убить уже не смогу, потому что сам тогда умру.

Мы все замолчали.

— Это так не справедливо… — по-взрослому вздохнул мальчишка.

— Думаю, что в ваших судьбах всё сложится только самым замечательным образом, — сказала с улыбкой. — Вот увидите.

— А у тебя судьба не очень сложилась, — сказала Кара и посмотрела на мой ошейник. — Он чувствуется, да?

— Нет, совсем не чувствуется, — ответила ободряюще.

— Вы с дядей ругались в кабинете, — не уходила от темы Кара. — И утром он был таким страшным… Я никогда его таким не видела.

— Я тоже. Мне даже показалось, что он тебя убьёт, Женевьева, — добавил Эн'Тай страшным голосом.

И вот что тут сказать? Да и вообще, почему я должна объяснять детям, почему их дядя слетел с катушек, встретив свою пару? Деспотичная рептилия.

— Когда две яркие личности встречаются, всегда летят в разные стороны искры и бушует вокруг них пламя, — ответила им с наигранным весельем. — За меня и дядю не волнуйтесь. У нас тоже всё будет хорошо.

Если бы не дети, то я всерьёз бы обдумала убийство Ан'Рэнхарда.

Вот так и завершился переломный для моей жизни день.

Как ни странно, но уснула я быстро.                                                                                                                                                                                                                                                                                              

* * *

А утром я проснулась от того, что на мне скакал настоящий бегемот.

Открыла глаза и увидела на себе девочку, весело тормошащую Аида, который пытался выкарабкаться из крепких объятий Кары.

Малышка была одета в длинную ночную сорочку жёлтого цвета с таким обилием оборок и бантиков, что она была похожа на торт.

И этот маленький торт уселся прямо на меня и скакал как попрыгунчик.

Ловко схватила Кару под мышки и защекотала, заваливая её рядом на соседнюю подушку.

Девчонка заливисто захохотала и выпустила на свободу моего кота.

Аид пулей слетел с кровати и забился под диван, сердито сверкая из-под укрытия жёлтыми глазами.

— Щекотно-о-о-о! — завизжала Кара.

— Конечно щекотно, — рассмеялась я и прекратила её щекотать. — Вам не говорили, юная несса, что прыгать на взрослых с утра пораньше без причёски и утреннего платья не прилично?

— А что с причёской и в платье можно? — удивилась она.

— Конечно можно, — хихикнула я и заговорщицки добавила: — Даже нужно.

Когда мы с Карой нащекотались, повоевали подушками, я у неё спросила:

— Как ты ко мне пробралась? Меня ведь закрыли.

— Эн'Тай стащил ключи у Милдред, — захихикала Кара. — Он по утрам бегает и когда бегал возле самой дальней постройки, услышал оттуда странные звуки. Он сказал, что очень было похоже на драконье жалобное рычание.

Я нахмурилась.          

— И?..                       

— Там замок, — развела она руками. — Но Эн'Тай достал ключи. У Милдред ключи от всех дверей и замков есть. И мы хотим пойти туда с тобой, чтобы посмотреть, кого там прячет дядя. Вдруг там дракон из клана Чёрных?

— Клан Чёрных? — переспросила я.

— Угу, — закивала она. — Из соседнего государства. Наши вечные враги.

— Знаешь, мелочь, я не думаю, что это хорошая идея тайно лезть туда, где есть замки. Спросите у дяди.

— Он ещё не вернулся, — надула она губы. — Не будь скучной, Женевьева. Мы просто одним глазком посмотрим и всё. Ну пожалуйста-а-а-а! Мы ведь всё равно пойдём, но только без присмотра. А ты как бы будешь за нами приглядывать.

— Где твой брат? — напряглась я.

— Ждёт нас на заднем дворе. Он спрятался под крыльцом. Сейчас все заняты и нас никто не увидит. Пойдём скорее!

Что ж, присмотреть за детьми – это правильно. Мелкие проказники всё равно ведь сделают по-своему, а так я проконтролирую, чтобы никаких происшествий не произошло.

— Ладно, сейчас только оденусь. Ты тоже беги и оденься, — скомандовала я.

— А я с собой принесла! — провозгласила Кара, скатилась с кровати и показала мне синее платье с огромным белым бантом на спине и лаковые туфельки, в которых аккуратно были сложены белые гольфы.

— Да, идеальный наряд для шпионажа, — покачала я головой.

— А волосы ты мне заплетёшь? Я вчера на ночь мыла голову. У дяди есть магические сушители для волос, а я боялась, что у него тут вообще ничего нет, — сказала Кара и тряхнула пушистыми локонами.

— Куда ж я денусь, заплету, — улыбнулась ей.     

Глава 9

* * *

Женевьева          

Ну что ж… Когда мы оказались у нужной нам постройки, которая располагалась от самого дома и других построек достаточно далеко, да ещё была скрыта с глаз высокими и густо растущими деревьями, то я сразу поняла, что дело тут нечисто.

Эн'Тай вопреки моим предупреждениям, огромный и тяжёлый замок с массивных дверей всё-таки открыл.

Костеря себя, на чём свет стоит, помогла мальчишке снять замок и бросили его на землю.

— Так, я иду первая, — сказала серьёзно.

— Хорошо, — закивали дети.

Набрала воздуха в лёгкие и осторожно приоткрыла тяжёлую дверь. В нос тут же ударил тяжёлый мускусный запах.

В помещении амбара или что это за постройка, было темно. Но стоило мне зайти и сделать два шага, как тут же появился свет.

Магическое освещение в этом мире чудесная вещь. Никаких перебоев, никаких перепадов напряжения и сгоревшей бытовой техники… Так, что-то я отвлеклась.

Здесь было пусто. Просто гигантское помещение было устлано соломой. В сводах высоченной крыши мелкие птички свили гнёзда и сейчас громко чирикали, недовольные тем, что их уединение потревожили.

Осмотрелась и хмыкнула. Видимо, тут ещё совсем недавно держали кого-то, судя по присутствию ещё сильного запаха.

— Ну что там? — сунули свои носы дети.

А потом вошли вслед за мной, и по их надутым и выпяченным губам поняла, что они разочарованы.

— Никого-о-о?.. — протянули одновременно брат с сестрой, крутя головой, надеясь увидеть чёрного дракона или на худой конец, какого-нибудь монстра.

— Тут нет никого и ничего, кроме птиц над головой и соломы под ногами, — сказала я с улыбкой. — Пойдёмте домой, пока Милдред не хватилась своих ключей, а потом и нашей банды.

Дети понуро согласились и только мы направились на выход, как вдруг, пол под нашими ногами буквально содрогнулся, и прозвучало раскатистое рычание, от звука которого у меня кровь в жилах застыла, и волосы на голове зашевелились.

Сглотнула и ужасным взглядом посмотрела на замерших детей.

По логике, эти козявки должны были сразу же дать дёру, но эти дети оказались какими-то неправильными.

— Я так и знал! — радостно прошептал Эн'Тай и даже подпрыгнул.

— В полу должен быть вход! — расплылась в проказливой улыбке Кара.

У меня холодок по спине пробежал.

— Нет, нет и нет, — замотала я головой. — Мы уходим отсюда немедленно!

— Нет, Женевьева, не уходим! — запротестовала Кара. — Я хочу его увидеть! Это точно чёрный дракон!

— Дядя, наверное, посадил его на магическую цепь, которая не даёт ему обратиться, — потирая ладошки, проговорил Эн'Тай. — А вот и дверь! Кара, Женевьева, я нашёл дверь! Вот она!

Я схватилась за голову. С каждой секундой мне становилось всё страшнее. И не за себя, а за этих непосед.

— Кара, Эн'Тай, это изначально была очень плохая идея, а открывать эту дверь ещё более худшая мысль. Мне не нравится, что тут содержится какое-то существо – дракон там или кто другой, но думаю, нам не стоит туда лезть. Вашему дяде не понравится, когда он узнает, что его любопытные племянники сунули нос в его дела. Про себя я вообще молчу…

Я постаралась наградить детей испепеляющим взглядом, но их вдруг охватил гнев.

— Если дяде не нравятся любопытные, то нечего было нас вчера принимать в гостях! — дерзко заявила Кара.

Теперь я понимаю, почему их родители сплавили сюда на воспитание строгому дядюшке.

Даже представлять не хочу, что будет, когда это глупое приключение всплывёт. Наверное, он немножко разозлится… И прибьёт лапой одну нерадивую попаданку.

«Нет, не прибьёт», — включился разум. — «Но вот на короткую цепь точно посадит. Ещё и строгий ошейник вместо этого нацепит».

— То есть, у меня нет выбора, — вздохнула я.

— Почему нет? — пожал плечами Эн'Тай. — Ты можешь уйти. Мы никому не скажем, что ты с нами была.

По их взглядам поняла, что отсюда их не вызволю ни силой, ни уговорами. Оставить… Ну конечно, я одних детей здесь не оставлю! А если побегу за помощью, то навсегда-навсегда в их глазах останусь стукачкой и потеряю их хрупкое доверие.

Ох уж эти дети!        

— Что ж, раз уж мы здесь, — произнесла чуть испуганным голосом, — то, полагаю, нам стоит узнать секрет вашего дяди.

Дети расплылись в шкодливых улыбках. Очевидно, я теперь навсегда принята в их банду.

— Отойди Эн'Тай, — отогнала мальчишку от люка. — Если меня сожрут, то вам винить себя не стоит…

Дверь в полу оказалась очень тяжёлой, но я с ней справилась. Звякнули цепи, на которых она держалась и снизу раздалось злое рычание и звук похожий на тот, когда дикий зверь когтями царапает дерево.

Мамочки.                    

А вот дети с горящим взглядом и маньячными улыбками подошли к дыре в полу и посмотрели на металлическую лестницу, ведущую вниз.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Может… — начала я, но дети перебили.

— Нет, мы должны его увидеть, — сказал на полном серьёзе Эн'Тай.

Вздохнула и сказала:

— Погодите, спускаться к чудищу без какого-либо оружия очень глупо.

Да и в принципе спускаться к нему хоть с оружием, хоть без, не только верх глупости, но и тупости.

Боже! Я взрослая и умная женщина! Ну какие приключения?

Нашла взглядом у стены вилы, метлу. Сходила за ними и дала метлу Эн'Таю.

Он фыркнул, но взял.

А далее мы начали спуск. Я шла первой, угрожающе держа в руках вилы остриём вперёд, и чувствовала себя так, будто нашла сверхсекретную военную базу.

Мы спустились…    

Эти первые минуты навсегда впечатались в моей памяти.

Помещение было таким же огромным, как и наверху, только высота гораздо меньше.

При нашем появлении вспыхнул мягкий свет.

Знаете, вот случаются в жизни такие значимые события, которые в одночасье меняют твою жизнь, и ты уже не можешь взять и отмотать время назад.

Мне показалось, что я попала в какой-то фильм.

Хоть я уже видела Ан'Рэнхард Нерваль в его драконьей ипостаси и была впечатлена, но видела я его издали, а сейчас…

Я во все глаза смотрела на огромную тушу, почти целиком заполнявшую огромную клетку, в которой находилась эта чешуйчатая громадина.

Это был дракон. Но не чёрный, как думали дети.

— Это же дракон из нашего клана! — изумлённо выкрикнул Эн'Тай. — И он не на цепи… Почему он не обернётся?

— Зачем дядя держит его в клетке? — почему-то именно у меня спросила Кара.

А у меня вообще язык к нёбу прилип, и мозги превратились в холодец. У меня не было ответов на вопросы брата и сестры.

У меня в голове билась только одна мысль: «Бежа-а-ать!»

И тут дракон, наконец, встал на все четыре лапы и поднял свою исполинскую голову на непомерно длинной шее, и уставился на нас жёлтыми змеиными глазами, а потом грозно зарычал…

— Какого кошмара вы забыли здесь?! — вдруг прорычал кто-то за нашей спиной.

И от этого рычания мне стало намного хуже и страшнее.

Вопли детей раздались так неожиданно, что, кажется, они меня оглушили. Дракон в клетке так и вовсе начал биться всем телом о прутья и гудеть.

Чёрт, чёрт, чёрт!       

Ан'Рэнхард Нерваль собственной персоной! И какого чёрта он притащился, когда его не ждали?!      

Глава 10

* * *

Женевьева           

— Это не совсем то, что вы подумали… — извиняющимся тоном произнесла зачем-то эту дурацкую фразу и чтобы доказать, что я не собираюсь никому причинять вреда, отбросила от себя вилы.

Глаза мужчины опасно сузились, и в них полыхало очень нехорошее пламя гнева, и разгорался костёр дикой ярости.

«Только на детей не сорвись…» — подумала я с мольбой, надеясь, что по нашей связи дракон «услышит» хоть обрывки моих эмоций и мыслей.

— О чём другом тут можно ещё подумать? — леденящим душу голосом поинтересовался Ан'Рэнхард, глядя мне в глаза, а такое ощущение, что прямо в душу.

Дети втянули головы в плечи и спрятались у меня за спиной в надежде, что обжигающий гнев дядюшки их не коснётся.

Драконище в клетке пошевелилось и издало громкий и явно недовольный рёв.

— Мы просто посмотреть хотели, кто здесь… Вчера мы познакомились с другими вашими животными, а в этом ангаре услышали рычание… И вот… Как видите, мы узнали, что тут живёт дракон… Это всего лишь любопытство, несс. Мы его удовлетворили и готовы вернуться к обыденным делам… — проговорила, прекрасно понимая, что это о-очень слабое оправдание.

Голос несса прозвучал внезапно и резко:

— С тобой, Женевьева, я поговорю отдельно. А вы, Кара и Эн'Тай немедленно поднимаетесь и уходите отсюда, забыв обо всём, что тут увидели!

Мне стало дурно. Общаться с ним наедине не хочу. Совсем-совсем не хочу.

Дети вцепились в меня мёртвой хваткой. Голова Кары вылезла слева, а голова Эн'тая – справа. Дети замотали головой, и Кара возмущённо произнесла:

— Дядя, как можно забыть то, что мы видели! Этот дракон из нашего клана!

— Почему ты его держишь в клетке? — спросил мальчишка. — И почему он не оборачивается из звериной в разумную ипостась?

— Вы что, не слышали моего требования немедленно уйти отсюда? — спокойно, но крайне жёстко сказал дракон.

— Несс, страх у детей всегда отстаёт от идущих впереди любопытства и жажды приключений. Именно любопытство и позволяет детям познавать мир, двигаться вперёд и делать открытия. Не сердитесь на них… и на меня тоже не стоит. У нас не было злого умысла, несс. Будет проще и интересней, если вы поделитесь с нами… ну хоть с детьми тайной этого дракона… Поверьте, ваши племянники сохранят секрет. Правда ведь? Кара? Эн'Тай?

— Да, да, да! — активно закивали дети.

— Тихо! — рыкнул он и добавил с угрозой в голосе: — Женевьева-а-а…

От этого тихого «Женевьева-а-а…» у меня мурашки поползли по коже. Стало ещё более дурно и страшно.

Мужчина долго буравил меня взглядом, и я уже решила, что всё, это конец, он сейчас сам обернётся драконом и съест меня вместе с детьми и даже не подавится. Сами же проказники, видимо, поняли, как сильно попали и жались ко мне, словно я могла защитить их от разгневанного дяди.

Поэтому набралась храбрости, и пока он не придумал какую-нибудь гадость в отношении меня и не дай Бог в отношении детей, быстро заговорила:

— Несс Нерваль, поймите, вы бы не утаили этот секрет от детей. Вы же должны были понимать, когда приглашали племянников в гости, что они ещё совсем маленькие и любознательные… Знаете, в моём мире одна моя подруга – мама троих сыновей, всегда говорит так: если заводите детей, то будьте готовы к битой посуде и сломанной мебели и вечным стрессам… Просто примите это как данность и по-хорошему поговорите со своими племянниками, довертись им. И поверьте, дети охотней и надёжней хранят тайны и секреты, чем сами взрослые.

Я замолчала и Ан'Рэнхард тут же спросил:

— Всё сказала?             

— Д-да… — прошептала в ответ.

За моей спиной порыкивал дракон, но как ни странно, он не сильно буянил: Не голоден? Боится Нерваля? Мы для него любопытные объекты?

Рэн вдруг как-то обречённо вздохнул и сложил руки на поясе.

— Кара! Эн'Тай! — позвал он племянников. — Хватит держатся за юбку Женевьевы. Идите сюда…

Дети переглянулись, потом посмотрели на меня, как бы спрашивая дозволения, или скорее ручаясь моей поддержкой, и когда я им кивнула, они нехотя отпустили меня и неуверенно шагнули к дяде.

— Не бойтесь, не съем я вас, — сказал он уже добрее.

И когда они приблизились к Ан'Рэнхарду, тот схватил их и прижал к себе, крепко обнимая и ероша их волосы.

— Хорошо, я расскажу вам, кто этот дракон, — произнёс он как-то грустно.

На меня мужчина принципиально не смотрел. Он взял за руки детей и повёл их чуть ближе к клетке, но остановился на безопасном расстоянии.

— Перед вами, мои дорогие племянники, сидит в клетке мой брат и ваш дядя – несс Ан'Тэнхар Нерваль. Вы должны к нему относиться с должным почтением, несмотря на клетку и ангар. И ни в коем случае не должны рассказывать о нём. Никому.

ЧТО?! Это его брат?! Тот брат, который умер десять лет назад, потому что не пережил потерю своей истинной пары?

— Тебя, Женевьева, это тоже касается, — холодно произнёс дракон, не оборачиваясь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Ну естественно! Или он думал, что я сейчас сорвусь с поводка, то есть с цепи и побегу всему драконьему миру вещать о страшной тайне несса Нерваля?

— Не-ве-ро-ят-но! — от удивления Эн'Тай даже присел. — Но как? Почему?

— Он же умер! — воскликнула Кара.

Ан'Рэнхард нахмурился. 

— Об этом, молодые нессы, я расскажу вам не здесь, а в доме. История будет длинная. — Не переставая хмуриться, он продолжил: — А теперь пойдёмте к нему ближе. Осторожно. Вот так. Просто постойте рядом, пусть он вас почувствует и запомнит. Не бойтесь, я рядом и контролирую ситуацию.

Эн'Тай и Кара остановились в полуметре от клетки. Ноздри дракона дёрнулись, как маленькие жерла вулкана, готового к извержению. Я же глядя на то, как близко были дети к этой огромной зверюге, из последних сил боролась с искушением схватить детей и броситься прочь отсюда. Запах, размер дракона — всё приводило меня в ужас.

И вообще, с чего это я решила, что драконы лапочки? Да они страшные как моя жизнь!

— Он не может обернуться в разумную ипостась, — сказал дракон негромко, и столько невыраженной боли таилось в его словах, что не передать словами, но сердце у меня дрогнуло и сжалось от сочувствия. — Остался только зверь. Только инстинкты и больше ничего…

— Бедный наш дядя Ан'Тэнхар, — сказала Кара тихо.

Дракон в клетке уставился не на детей и не на мужчину, а на меня.

В огромных глазах пылал багрово-золотой огонь, похожий на сияние тлеющих углей.

На какой-то миг мне показалось, что я сейчас утону в глазах дракона, и этот тягучий, обжигающий и безумный огонь утащит меня за собой навсегда…

Я отшатнулась, зажмурилась и тряхнула головой, ощущая, как стало горячо и больно моим глазам.

— Почему он так странно смотрит на Женевьеву? — поинтересовалась Кара.

Хороший вопрос.            

— Не знаю. Видимо, понравилась. Или он просто проголодался, — сухо и бесстрастно ответил Рэн. — А теперь пойдёмте. Вам пора завтракать, а мне решать дела.

Дети горячо попрощались со своим дядей, впавшим в безумие от горя и потерявшего свой разум и вприпрыжку поскакали к лестнице и наверх, не дожидаясь ни меня, ни Ан'Рэнхарда.

Дракон же схватил меня за руку, и через секунду уже волок меня наверх и к выходу. Он так крепко сжал мою кисть, что даже кости захрустели, лицо его заострилось от гнева. Как только мы оказались снаружи ангара, он резко меня отпустил.

Я увидела, что дети уже далеко. С ними шла Милдред.

Перевела взгляд на дракона и сглотнула.

Мужчина больше не был похож на безобидного дядюшку. На лице его отразилась такая нешуточная ярость, что мне стало по-настоящему страшно.

— Слушай меня внимательно, Женевьева, — проговорил он звенящим от гнева голосом. — Племянникам я могу простить всё что угодно. Они дети и порой неразумны в своих поступках и суждениях. Но ты – взрослая и адекватная женщина. Ты сама вчера об этом едва ли не кричала, но сегодняшняя твоя выходка заставляет меня задуматься, что ты решила злоупотребить моим расположением, едва ступив в мой дом и став моей парой. Ты сделала именно то, что я строжайше запретил делать – выходить без моего дозволения.

Это когда он меня об этом запрете сообщил? Я что-то не припомню…

Но решила прикусить язык и не злить дракона ещё сильнее.

— Ты подвергла моих племянников опасности, Женевьева. Дракон в этом ангаре хоть и мой брат, но он потерял разум. Там сидит сильный, яростный и обезумевший зверь, который в любую минуту мог обозлиться на что угодно, на любое действие или тон голоса и если бы вы подошли без меня к нему слишком близко…

Он закрыл глаза, сделал вздох и сжал переносицу двумя пальцами. Потом выдохнул и посмотрел на меня тяжёлым взглядом:

— Я даже не могу выразить словами, насколько ты разочаровала меня. Более того, ты только что укрепила меня в моих самых худших подозрениях об истинной паре. Стоит только допустить женщину в свой дом и свою жизнь, то всему сразу наступит конец. Всему! Я очень зол на тебя, Женевьева.

Он не кричал на меня, не рычал, он просто говорил – тихо, но так сурово, что невольно я действительно ощутила себя очень-очень виноватой.

Слёзы подступили к глазам, и сердце забилось, как птица в клетке.

— Несс… — прошептала я. — Клянусь вам, я никогда не причиню ни вам, ни вашей семье вреда… И простите… Я действительно повела себя неразумно… Но… Но отпускать детей одних было бы ещё неразумней.

— Ты должна была сказать об их затеи Милдред! — неожиданно громко воскликнул дракон. 

А вот теперь во мне взыграло упрямство.

— А вот это уже подлость, несс, — сказала твёрдо. — Что бы вы обо мне не думали, детей с их тайнами и затеями я не предам.

Между нами воцарилось молчание. Я опустила голову и начала разглядывать свои туфли без каблука. Когда решилась посмотреть на Ан'Рэнхарда, чтобы угадать его настроение, он прижимал пальцы к вискам и морщился.

— Что с вами? — забеспокоилась я.

— Ничего, — отмахнулся он. — Просто у меня от тебя разболелась голова. Пошли в дом.

Он тут же развернулся и направился в нужную сторону, я вздохнула и последовала за ним.

Да-а-а… «весёленькая» у меня будет жизнь.       

Глава 11

* * *

Женевьева           

Перед завтраком детей отправили умыться и переодеться, что и велели сделать и мне.

Чувствовала себя преотвратно.

Аида в комнате не нашла. Видимо сбежал туда, где кормят.

Приняла душ и оделась как приличная женщина – в закрытое платье, а не в то недоразумение, что в основном составляло мой гардероб в виде роскошных, но очень откровенных нарядов. В такой одежде не ходят перед детьми. Только для любимого мужчины можно так одеться и то, когда наедине, без лишних глаз.

Вернулся Аид. Вид сытый и довольный. Ну точно был на кухне.

— Как я выгляжу? — спросила питомца.

Тот наградил меня невозмутимым кошачьим взглядом и словно демонстративно задрал заднюю лапу и начал вылизывать своё хозяйство.

— Понятно… — хмыкнула я и пошла к двери.

Но не успела выйти из спальни, чтобы узнать, можно ли мне спуститься, чтобы позавтракать вместе со всеми, Рэн вроде не запрещал и взаперти сидеть мне не велел, как ко мне ворвались два вихря – Эн'Тай и Кара.

— Я думала вы уже внизу… — проговорила я.

Дети прошли вглубь комнаты и сели на диван.

— И почему мама с папой не могут приехать сюда? — внезапно спросила Кара у меня. — Мама бы хотела знать, что ещё один её старший брат здесь, хоть, и лишён второй ипостаси.

— Кара, мама же говорила, что у них плановый отпуск-командировка, — сказал Эн'Тай.

— Когда мы ушли, дядя тебя сильно ругал, да? — понуро поинтересовалась Кара.

Улыбнулась детям и погладила их по темноволосым головам.

— Не волнуйтесь за меня, — сказала им. — Ничего такого мне ваш дядя не сказал, с чем я не смогла бы справиться.

Снова детский вздох.

— Мне кажется, мы никому не нужны – ни родителям, ни дяде. Никто не любит таких любопытных, как мы. Мама всегда причитает, за какие грехи ей достались такие вредные дети, — горестно промолвила Кара. — Эн'Тай, мы с тобой как сироты при живых родителях.

От её рассуждений у меня брови взлетели и затерялись в причёске.

— Не говори так, солнышко, — сказала я. — Своей маме и своему папе вы точно нужны. Дядя тоже любит вас, это видно невооружённым глазом. Только ведь любящие лю… драконы переживают и сердятся на подобные шалости, что произошли сегодня. Ведь если вашему дяде было на вас всё равно, он бы так не испугался за вас и уж точно равнодушный не стал бы ругаться… Я понимаю, почему вы сердитесь.

Кара подхватила пробегающего мимо дивана Аида и усадила его на колени, хотя ему это не пришлось по душе. Он издал пронзительное «Мя-я-а-ф-ф-ф!»

Но Кара, видимо находившаяся в расстроенных чувствах, пытаясь успокоиться, начала неистово гладить кота.

— Не протри ему шерсть до дыр, — сказал ей брат.

— Отстань! — был ему ответ. — Женевьева, мне кажется, наш дядя сумасшедший.

— С чего ты решила? — нахмурилась я. — Он не сумасшедший…

Хотя я пока не сняла с дракона свой ярлык с надписью «псих».

— Ты ведь его не знаешь, — усмехнулся Эн'Тай. — Почему он прячет своего брата от всех и даже нашей маме о нём не сказал?

— Он же вам сказал, что всё расскажет, — напомнила детям слова Рэна.

Эн'Тай закатил глаза, а Кара взглянула на меня с ужасом.

— Да, он всё расскажет, а потом потребует с нас клятву о неразглашении и ещё придумает наказание.

— Да, наказания нам не избежать, — с печалью вздохнул Эн'Тай. — Наверное, он заставит меня пахать на какой-нибудь плантации, как раба, а Кара будет доить коров, свиней или тех вредных коз прямо с дерева.

— Свиней не доят, — поправила его.

— Я не хочу никого доить, — надулась Кара и ойкнула, когда Аид всё-таки её укусил за палец и выбрался на свободу. Он тут же пулей вылетел прочь из комнаты.

— Не будьте такими пессимистами, — сказала детям. — Уверена, никто не заставит вас работать. Вы же ещё дети. И вообще, вашему дяде даже и мыслей таких в голову не придёт, вот увидите.

— Ну тогда он запретит нам из дому выходить, — проворчал Эн'Тай. — Может, ты его уговоришь не наказывать нас?

— Солнышки, повторяю, ваш дядя не станет вас наказывать. Ему незачем этого делать, — сказала со всей уверенностью в голосе.

Он, скорее всего наказание примет ко мне. Причём со всей строгостью. Но своих мыслей детям я озвучивать не стала.

— И запрещать вам гулять, тоже не запретит.

— Есть хочу, — заявила Кара.

— И я, — поддержал её брат.

— Не буду спорить, — расплылась в улыбке. — Я тоже голодна и предлагаю нам вместе спуститься к завтраку.       

* * *

Женевьева                

К завтраку мы спустились, весело смеясь. Меня приятно удивил стол, уставленный едой. Тут было из чего выбирать: тосты с маслом или джемом; яйца, приготовленные разными способами; румяные булочки; несколько видов каш в больших котелках; вафли, блинчики и несколько видов мёда и варенья.

А запах стоял такой, что я чуть собственный язык не проглотила.

Во главе стола уже сидел с наполненной ароматной и дымящейся кашей в глубокой тарелке Ан'Рэнхард. Дракон читал развёрнутую газету, и я не видела его лица.

Закусила губу и последовала примеру детей – начала наполнять свою тарелку.

Потом осмотрелась, куда мне сесть.

С правой стороны от дракона сели дети и я решила, что не будет нарушением, если займу место по другую сторону от главы дома.

Поставила свою тарелку и всё равно, прежде чем сесть решила поинтересоваться и получить разрешение, а то мало ли, вдруг истинные пары должны сидеть у ног и есть с пола?

Хотя если мне такое предложат, то каша в моей тарелке окажется на голове у дракона.

— Несс, простите, что отвлекаю, но я хотела спросить, могу я сесть рядом с вами, вот здесь? — голос прозвучал почему-то неуверенно и в конце предложения чуть дрогнул.

Боже, я действительно верю, что он прогонит меня или прикажет, есть с пола?

Он опустил газету и пробежал взглядом по моей фигуре. Нахмурился. И только потом, встретившись со мной газами, вдруг спросил:

— Зачем ты оделась в платье для похорон?

Не поняла.                 

— Э-э-э… — протянула я и поглядела на детей.

Те только сейчас посмотрели на мой наряд и одновременно закивали, подтверждая вопрос дракона.

— Простите, но откуда мне было знать, что чёрный цвет с белыми орнаментами предназначен для… для столь печальных событий? — теперь я проговорила невозмутимо и твёрдо.

Мужчина в недовольстве поджал губы и потом спокойно ответил, но я буквально кожей чувствовала, как он едва сдерживает себя, чтобы мне не нагрубить.

— Я наполнил твой гардероб самой красивой и очень дорогой одеждой, которая полагается тебе по статусу. Но из всего многообразия ты выбрала одно единственное платье, предназначенное только для похорон. Довольно подозрительное совпадение, не находишь? Признайся, Женевьева, ты специально это сделала?

Он сейчас серьёзно?             

Сжала руки в кулаки.            

— Несс, я не знаю о порядках ни в вашем доме, ни уж тем более в вашем мире. И откуда я могла знать, что именно подобный наряд и цвет надевают в дни смерти? Мне никто не сказала об этом! — я начала злиться.

— Почему ты выбрала именно его? — не унимался дракон.

Тряхнула головой и одарила мужчину ядовитой улыбкой.

— Несс, я выбрала и надела именно это платье, потому что оно самое простое, скромное и закрытое. Все остальные наряды излишне яркие, некоторые блестящие и очень откровенные. И я ещё никого в этом доме и вне дома не видела в подобной одежде!

Ан'Рэнхард отложил газету.

— Твой гардероб составлен согласно твоему статусу, Женевьева. Ты – истинная пара дракона и именно так одеваются истинные пары. Иди и переоденься. И обувь смени на соответствующую.

Он невозмутимо взял ложку и принялся есть кашу.

Дети перевели взгляды с дяди на меня и пожали плечами, мол, мы ничего не можем сделать – правила есть правила.

А мне подобное совершенно не нравилось.

— То есть, одного ошейника не достаточно? — процедила я, никуда не уходя. Напротив, я отодвинула стул и села за стол. — Почему вы не интересуетесь, а нравится ли мне такое положение вещей? Несс, в доме дети и я не собираюсь перед ними ходить как… легкомысленная женщина. Да и на улицу выйти в таком и неудобно, и как-то некомфортно…

Тот сощурил глаза и резко сказал:

— Говорю один единственный раз, Женевьева. Ты – моя истинная пара.

— Такое сложно забыть, — произнесла едва слышно.

— Женщина в твоём статусе не выходит из дому, не покидает своих комнат. Она одевается согласно своему положению и покорно ждёт своего мужчину. Я заказал для тебя учителей танцев. Мои мастерицы обучат тебя всем видам массажа. Ты можешь брать из библиотеки книги, читать и учить стихи, чтобы нам можно было поговорить с тобой о литературе. Твоя жизнь, Женевьева, по сути сплошное наслаждение. Живи и радуйся тому, что тебе не нужно работать.

Он замолчал и ещё раз многозначительно посмотрел на моё платье.

— А теперь встань из-за стола и иди, переоденься. Так и быть, раз моим племянникам ты понравилась, то можешь завтраки проводить за общим столом. Но впредь запомни, по нашим законам и правилам, истинная пара – это тайна дракона. Ты не должна никому показываться на глаза. Обедать и ужинать будешь у себя. За завтраки можешь меня не благодарить.

Ну просто офигеть!                   

У меня даже все подходящие слова пропали, и я не смогла сразу придумать, что ему ответить! Ну не крыть же дракона одним лишь матом?!

Молча встала и словно сомнамбула отправилась переодеваться. А в голове происходил мозговой штурм.

Ну не-е-ет, так дело не пойдёт!    

Глава 12

* * *

Женевьева              

Знаете, а я ведь могла бы устроить дракону скандал или ещё лучше  феминистский протест и объявила бы голодовку. Дракону, наверное, стало бы плохо, когда он в итоге почувствовал бы моё состояние. Но я не стала вступать в борьбу.

Причин несколько.          

Первая это дети. Никогда не понимала людей, которые устраивают некрасивые разборки прямо на глазах у детей. Хоть этих дракончиков я знаю от силы второй день, но мне на них не всё равно. Да и воспитание мне не позволяет вести себя как истеричка.

Вторая причина кроется в моей профессии. Я ветеринар и мои пациенты не всегда милые лапочки. Ко мне ведь привозили и диких зверей – тигров, барсов, были и волки. Однажды я с группой охраны заповедных мест выезжала для спасения мишки, которого ранили браконьеры.

Обычно хищникам даём успокоительное и после спасаем их жизни, но были случаи, когда приходилось со зверем «договариваться», потому что дорога была каждая секунда, а транквилизатор, как назло сразу не действует.

Но то дикие звери. Домашние тоже показывали характер.

И как показывает моя практика, животное себя чувствует комфортнее и успокаивается, когда человек говорит с ним уверенно, но ласково. Не делает резких движений.

В общем, моя задача – внушить дракону, особенно его звериной ипостаси, что я не представляю опасности. Когда на зверя рычишь, то и в ответ получаешь злой рык.

Отныне – спокойный тон.

Послушание?                   

Ну-у-у, я могу сделать вид, что слушаю его. Пусть драконьи нервы будут спокойны.

И третья причина… Это моё прошлое и мой характер.

Я всегда была не из тех девушек, за которыми стаей носятся красавчики. Да и не красавцы тоже особо не уделяли мне внимание. Никто не осыпал меня цветами и уже тем более за всю жизнь никто не одарил хоть одним малюсеньким бриллиантом. Молчу и о головокружительных ночах с ваннами из шампанского и продолжениях в виде потрясающего секса.

Про скромные букеты и коробки с конфетами тоже промолчу. Стандартный и скучный набор, который был всегда.

Нет, вы не думайте, я достаточно симпатичная особа. Ко мне клеились мужчины, но поверьте, они очень быстро и сбегали. Может потому что я всю жизнь провела в дурацких фантазиях и чего-то ждала от сильной половины. Завысила, так сказать, требования.

Увы, я совершенно не умею ни флиртовать, ни кокетничать. Не моё это – льстить мужскому самолюбию.

Как говорили мою любимые подруги, если я продолжу так прямолинейно и независимо себя вести, то не найду себе какого-нибудь мужчину…

А зачем мне абы кто? Мне же дракона надо было найти!

Нашла на свою голову…

И ещё немного обо мне. Я выросла настоящей пацанкой. Я умела лазить по деревьям, драться и не уступала мальчишкам. Я могла поколотить любого задиру и гордилась этим. Давно поняла, что это было зря.

В школе у меня не было парня. В институте были попытки завести отношения, но они не увенчались успехом. Почти все парни в институте относились к отношениям и самому сексу как спорту – чем больше соблазнённых, особенно первокурсниц, тем больше им почёта среди мужской половины и им было плевать на горячие слёзы с разбитыми сердечками у женской.

В общем, я изначально была неправильной. Кажется, за это меня судьба и наказала, отправив как ненужную единицу из моего мира в тот, где есть мои любимые драконы.

— Аид, я дура, да? — поинтересовалась у кота.

Тот бегал за солнечным зайчиком и не отреагировал на меня. Потом вскочил на подоконник приоткрытого окна и выскользнул прочь из комнаты.

Я только головой покачала.

Хоть мой котик свободен и кажется, счастлив.

В общем, я переоделась.

Нашла в гардеробе алое платье, но не кричащего цвета, а приятного, хоть и насыщенного. Оно было сшито немного с намёком на восточный стиль. Юбка у платья длинная и красиво развевается при ходьбе. По подолу сделана красивая вышивка золотой нитью и украшена драгоценными камнями. Ну вот, не было подарков в виде бриллиантов, зато получила целый гардероб одежды с красивыми самоцветами и бесчисленные шкатулки с самыми разнообразными украшениями. А самая вишенка – это магический ошейник! Как говорится, сбылась мечта идиотки.

Эх, ладно, что уж по пятьсот раз на дню сокрушаться…

Покрутилась перед зеркалом.

Лиф у платья тоже был расшит, как и подол. Рукава из прозрачной и блестящей ткани, похожей на крылья бабочки, мне понравились особенно.

В целом, очень даже неплохо и даже прилично.

Туфли цвета золота на каблуке дополнили ансамбль. Потом решила ещё и украшений добавить. Взяла первые попавшиеся – золотые парные браслеты на руки и один на щиколотку.

В общем, я осталась довольна.

Надеюсь, это не свадебное платье? Хотя, какая теперь разница? Всё равно мы пара.

Надеюсь, дракон не будет бурчать. Попробую завязать приятную беседу, рассказать парочку историй о животных (а историй у меня много), может и получится немного приручить вредного дракона?

* * *

Женевьева          

Когда предстала перед драконом и его племянниками, все замерли. Дети раскрыли рты, а с уст дракона вдруг вырвался странный булькающий звук. Кажется, Ан'Рэнхард подавился.

Крутанулась на мыске туфельки и моё платье лепестками красиво раскрылось, сверкнула вышивка и браслет на моей ноге.

Остановилась и посмотрела на мужчину, который залпом осушил целый бокал воды.

Хм. Он даже на тот серебряный более откровенный наряд так не отреагировал. Или я опять что-то не так сделала?

— Ну как? — спросила с улыбкой. Погладила подол. — Мне очень понравилось это платье. Настоящий шедевр!

— Женевьева, ты очень-очень красивая! Будто принцесса из сказки! — воскликнула Кара.

— А я был бы рад, ели моя пара в будущем окажется похожей на тебя, — серьёзно заявил Эн'Тай. А потом подумал и добавил: — Но лучше пусть она подольше не находится.

Я тихо засмеялась и сказала детям:

— Спасибо за комплименты.

Посмотрела на задумчивого дракона.

— Несс? — позвала его. — Вам нравится?

Он вздохнул и спросил меня:

— Где ты взяла это платье, Женевьева?

Не выдержала и засмеялась.

— Несс, право слово, вы очень странный мужчина. Ну где я могла его взять как не в своём гардеробе, который вы для меня и приобрели.

— Это свадебное платье моей матери, — сказал дракон. — Видимо Милдред решила сделать мне приятное, и включила его в твой гардероб.

— Ооо… — протянула я. — Оно бесподобное… Что ж, я тогда переоденусь…

— Нет, не нужно, — остановил он меня, хотя я уже развернулась и сделала несколько шагов прочь из столовой.

Посмотрела на мужчину.

— Иди сюда, Женевьева. Тебе нужно поесть. Хватит этих переодеваний.

Ага, как будто это я не могу определиться с нарядом и как дурочка бегаю туда-сюда.

— Спасибо… — проговорила неуверенно.

Вдруг случилось нечто невероятное. Дракон мне улыбнулся! Я даже с шага сбилась, когда увидела его улыбку.

И едва не икнула от неожиданности, когда он произнёс мягко и даже нежно:

— Ты восхитительна в этом платье, Женевьева.

— Благодарю…                 

Дети, глядя на нас, закрылись чашками с чаем и тихо хихикали.

Моя каша уже остыла, но ладно, всё равно сойдёт, есть очень хочется.

Неожиданно, мужчина забрал мою тарелку со словами:

— Уже остыла. Сейчас…

Он поднялся, обошёл стол, взял чистую тарелку и сам положил мне такую же кашу, что была до этого, но только свежую и ещё дымящуюся.

— Масло добавить? Варенье? — поинтересовался дракон.

— Э-э-э… пожалуй, нет. Ничего не нужно… Спасибо… — пробормотала, озадаченная поведением дракона и приняла из его рук тарелку.

Неужели это платье так на него подействовало?

Вот же дикий мир и безумные нравы.

К счастью, завтрак прошёл без происшествий и недоразумений.

А когда я сидела с чашкой ароматного чая, хотела рассказать о своей работе и намекнуть дракону, что неплохо бы использовать мои умения здесь в его владениях.

Не успела.                 

— Что ж, пришло время рассказать вам о моём брате, — сказал мужчина безрадостно.

Дети оживились. Я тоже навострила ушки.

— Очень интересно узнать историю дяди… — сказала Кара.

— Да, а ещё хочется увидеть его вторую ипостась. Дядя Рэн, у тебя же есть портрет Ан'Тэнхара?

Мужчина с тоской посмотрел на племянников и произнёс:

— Перейдёмте в мой кабинет, там и поговорим.

Дети поскакали впереди нас, прихватив со стола фрукты.

Я отставила чашку и снова удивилась, когда дракон предложил мне свою ладонь.

Это просто чудо какое-то. Может платье заговоренное? Если так и оно положительно воздействует на дракона, то я хоть каждый день в нём ходить буду. И спать тоже.

— Мне можно с вами? — решила уточнить.

— Можно, — разрешил дракон.

Пользуясь, случаем, быстро, но мягко проговорила:

— Если бы вы позволили, уважаемый несс, то я бы с удовольствием присутствовала не только на завтраках… Как-никак, я ваша пара и мне грустно от одной мысли, что я буду точно зверь в клетке сидеть одна в четырёх стенах и ждать вашей милости… Скажу честно, в реалиях моего мира подобный образ жизни укорачивает жизнь и портит здоровье. Свежий воздух, общение с интересными собеседниками – это счастье…

Замолчала и из-под полуопущенных ресниц взглянула на мужчину.

Его идеальный профиль не дрогнул. Его мысли было трудно прочесть по скудной мимике, точнее по её отсутствию, но неожиданно он сказал:

— Я попрошу Милдред принести тебе книги и сборники, которые расскажут тебе о нашем мире, законах и правилах. Особенно это касается отношений и поведения истинных пар.

— Эм… ладно… — нахмурилась я. Книги это хорошо. Открыла было рот, чтобы начать внушение, что я не буду сидеть взаперти, и хрена с два он заставит меня, как дракон снова удивил меня.

— Хорошо, ты можешь присутствовать на обедах и ужинах. Дети тебе рады.

— А вы? — вырвалось у меня раньше, чем успела подумать. Чёрт!

Рэн остановился и посмотрел на меня так, будто впервые увидел.

— Я бы предпочёл прожить эту жизнь без истинной пары, — был мне сухой ответ.

Что ж, я тоже не в восторге.

Прошли в кабинет и заняли места у камина.

Дети забрались на диван, что стоял прямо напротив камина. Кара обняла тугую подушку и пальчиками игралась с кисточками.

Эн'Тай же сел прямо и сделал сосредоточенное лицо.

Я села в кресло сбоку у камина. Рэн опустился в кресло напротив меня.

Камин был зажжён, и атмосфера создавалась какая-то магическая и добрая. Но вот рассказ явно был не из тех, что вызывают улыбку и тёплое послевкусие, как после глотка горячего какао.

Дракон сразу перешёл к делу.

— Прежде, вы все поклянётесь, — произнёс он, — поклянётесь своей силой, что не выдадите никому тайну, о которой узнали сегодняшним утром.

Мужчина посмотрел на меня, я кивнула и сказала:

— Клянусь. Я никому не расскажу о вашем брате.

Мужчина перевёл взгляд на племянников.

— Кара, Эн'Тай, — произнёс он их имена.

Дети же не сразу дали ответ.

— Дядя, мы с сестрой поклянёмся в том случае, если ты пообещаешь, что тоже дашь нам клятву, — серьёзным тоном сказал мальчишка.

Вот это дети! Какие находчивые!

Ан'Рэнхард хмыкнул.

— И в чём же заключается моя клятва? — поинтересовался он с ироничной улыбкой.

— Дядя, ты поклянёшься, что не причинишь ни нам вреда, ни своему несчастному брату, ни Женевьеве, — заявил Эн'Тай. — После этого мы с Карой тоже поклянёмся.

Боги! Да я обожаю этих дракончиков! Обязательно их обниму и расцелую!

— Вред вам, брату или Женевьеве? — удивился дракон. — Мне незачем причинять вред своим же, мы ведь одна семья!

Дети хмуро глядели на дядю. Кара даже нижнюю губу выпятила в недовольстве.

Мужчина усмехнулся и развёл руками.

— Хорошо. Я клянусь своей силой и своим зверем, что не причиню никакого вреда ни своим племянникам, ни брату, ни Женевьеве – своей паре.

Снова воцарилось молчание.

С ума сойти! Я усилием воли подавила желание встать и зааплодировать детям.

— Клянусь. Никому не расскажу о дяде Ан'Тэнхаре, — сказал Эн'Тай.

Клятву повторила и Кара.

К моему сожалению, после клятв никакой молнии не ударило, магия не возникла и вообще ничего не произошло. Но я видела силу дракона, видела его магию и сомневаться в силе этих слов не приходилось.

— А теперь слушайте, — заговорил дракон.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

* * *

— Её звали Аннет. Юная драконица, встретившая своего дракона в столице на ежегодной ярмарке. Как ни странно, но, несмотря на наши правила, эти двое полюбили друг друга с первой встречи, с первого взгляда.

Это была красивая история любви, полная нежности и яркого чувства.

Их полёты завораживали, мы с сестрой часами наблюдали, как они летают, синхронно паря крылом к крылу.

Её семья жила далеко от нас. У Аннет было много братьев и сестёр. Они часто улетали в её края.

Но всё общество осуждало Тэна за его поведение. Он разрешал своей паре абсолютно всё. Она была свободна как ветер. Но нет, она не крутила им как марионеткой. Это действительно была любовь – большая, сильная и чистая.

Однажды, она улетела к своей семье одна. Тэн не мог полететь с ней…

В тот день он отправился вместо меня на собрание фермеров…

Хотя там должен был быть я, а не он!

В тот проклятый день я не вернулся домой вообще. Пренебрёг обещанием, данное родителям, что отправлюсь на собрание, а сам остался у своей подруги.

На край Аннет напали чёрные драконы. Они сожгли дотла всё селение. Уничтожили и не пожалели ни женщин, ни детей.

Это была трагедия для всего нашего государства. Траур держался год. Чёрные, совершившие страшное преступление понесли наказание. Клан выдал убийц нашему клану, но смерть убийц облегчения не принесла.

Тэн… Мой брат от горя обернулся зверем. Он кричал долго до хрипоты, пока не сорвал голос.

Эта боль от потери пары разрывала его изнутри.

Никогда прежде я не видел и не знал, что наша звериная ипостась умеет плакать.

Тэн лил горючие, тяжёлые слёзы.

А я каждый день спрашивал себя, почему я не прилетел в тот день? Ведь будь Тэн рядом с Аннет он бы спас её, или погиб рядом с любимой. Это было бы честнее... А так… Было невыносимо видеть его страдания. У родителей рвалась душа… Они оба заболели от горя, когда их старший сын, наследник и любимец потерял рассудок и вторую ипостась. Оба сгорели и умерли очень быстро…

Я мечтал повернуть время вспять.

Тэн стал просто зверем, но даже сейчас огонь боли пожирает его изнутри. Свобода от истинной пары причиняет дракону нестерпимую боль и непостижимые нашему разуму муки. Обрести пару и стать одержимым ею – никто из нас этого не желает, но потерять истинную пару слишком больно.

Тэн спрятан от чужих глаз, потому что есть правило – потерявшие разумную ипостась драконы подлежать усыплению.

Считается, что они опасны, особенно те, кто потерял свою пару и остался жив.

— Я верю, что мой брат способен вернуться во вторую ипостась. Я летаю вместе с ним, много разговариваю и пытаюсь словом хоть немного облегчить его боль…

Вот такой жестокий конец сказки о прекрасной любви…     

Глава 13

* * *

Ан'Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов

— Это очень печальная история, — после долгого и тягостного молчания первая проговорила моя пара. — Не передать словами, как мне жаль вашего брата и его пару, несс. Это так несправедливо…

— Дядя, но ты же поможешь дяде Тэну, правда? — со слезами на глазах и тоненьким дрожащим голосом спросила меня Кара. Она смотрела с такой надеждой и верой, что моё сердце ещё большую испытало боль.

— Я сделаю всё возможное и невозможное для этого, моя дорогая, — ответил ей мягко.

— Нужно было объявить войну чёрным! — воскликнул гневно Эн'Тай. — Они напали на невинных! Они убили пару нашего дяди!

— Чёрный клан выдал нам убийц, — повторил я.

Снова вспомнил те кровавые дни и долгие пытки чёрных тварей. Но ни их крики, ни рёв звериной ипостаси, ни мольбы о пощаде и их жалкие слова раскаяния, ни тем более их смерть не принесла облегчения. Напротив, душа долго сгорала в огне и до сих пор, спустя десять лет она тлеет и болит. Внутри всё выжжено. Пустота. Но память как искусный палач не позволяет забыть.

— Позвольте спросить, несс… — вернула меня из воспоминаний Женевьева. — Раз клан чёрных драконов выдал вашему клану тех убийц, значит, они не желали вражды с вами. И получается, что только та часть драконов напала на селение. Ммм… Простите за сумбурное формирование мысли. Мой вопрос: вы узнали причину? Почему они напали и убили, не пощадив никого? Убили ведь не мужчин, не воинов… Женщины, дети… Это просто дикость…

— Дети, на сегодня грустных историй достаточно. Идите играть, нечего вам сидеть и киснуть в доме. Оден вчера закончил игровую площадку на заднем дворе. Опробуете её?

— Ой, я видела-видела утром из окна! Там такие качели красивые и карусель! И горка! А потом забыла спросить…

— Да, — рассмеялся я. Радость племянников – настоящий целительный бальзам. — И детский лабиринт построили и для тебя Эн'Тай небольшая полоса препятствий. Интересно, как быстро ты её преодолеешь?

— Ха! Ещё как быстро! — заявил племянник. — Кара, ты идёшь?

— Кто последний прибежит на площадку, тот подзаборная какашка! — громко смеясь, воскликнула Кара.

— Кара! — возмущённо рыкнул я, но племянники меня уже не слышали.

Дети подскочили со своих мест и, толкаясь, побежали знакомиться с детской площадкой, с которой сегодня я снял купол невидимости.

Когда в кабинете стало тихо, и больше не было слышно смех и топот племянников, я посмотрел на свою пару.

Она глядела на меня тоже прямо и без страха, словно чего-то ждала от меня.

Усмехнулся и произнёс: 

— Ты спросила о причине, побудившей чёрных драконов напасть на селение нашего клана.

Она кивнула, неотрывно глядя мне в глаза. Удивительно, никогда не видел у разумных существ круглого зрачка.

— Тебе известно такое понятие как триумвират? — задал ей вопрос.

— Триумвират? — удивилась Женевьева, а потом нахмурилась. — Знаю. В моём мире есть такое понятие и оно означает «Союз Трёх».

— Верно. Видишь ли… — вздохнул я, подбирая слова, — истинных пар ненавидят ещё по одной причине… Мы мужчины можем встретить только одну пару… А вы, женщины, можете встретить за всю жизнь не только одного дракона…

— Ты хочешь сказать, что кто-то из девушек уничтоженного селения была парой не одного дракона, а двух? — в ужасе прошептала Женевьева.

— Очень давно, когда женщин было меньше, чем мужчин, природа сделала так, что драконица могла выбрать себе сразу двух партнёров. Это сейчас нам кажется, подобное дикостью и является неприемлемым, но в те времена, когда кланы вступали в стычки за территорию и еду, чуть ли не каждый день и мужчины могли погибнуть в бою, оставив пару одну с детьми, у неё мог остаться хотя бы один партнёр. Самим мужчинам тоже было проще, потому что найти пару было сложно даже тогда. Со временем, эволюция взяла своё, и это свойство женской половины выбирать двух драконов, стало ненужным и оно исчезло. Но бывают исключения, Женевьева. Таким исключением была Аннет. Она могла стать парой сразу двух драконов – из огненного клана и клана чёрных. Тэн знал, что Аннет встретила ещё одного, когда они уже были в отношениях. Она испугалась и говорила, что ни за что не станет парного чёрного дракона – ни в триумвирате, ни просто парой. Тэн разговаривал с ним и думал, что сумел договориться…

Я глухо рассмеялся.         

— Это было ошибкой… Не может дракон отказаться от своей пары, даже нежеланной. Природа и инстинкты берут своё.

— Но зачем они сожгли целое поселение?!

— Потому что чёрные – это, пожалуй, единственные из нашей расы, которые предпочитают не строить, а завоёвывать готовое, не создавать, а разрушать. Они не прощают неудачи своим врагам. Они не оставляют после себя ничего. Они жестоки, коварны и безумны. Границы с х государством всегда тщательно охраняются. И ни один из кланов нашего мира не состоит в союзе с чёрными. Это единственные драконы, которые живут сами по себе.

— Как же они оказались на вашей территории?

— Предатели, Женевьева, были, есть и будут всегда. Но поверь, все, кто был причастен к той страшной трагедии, мёртв. Я и себя считаю тоже виновным в том происшествии… Сдержи я в тот день слово, Тэн был бы рядом с Аннет. Я уверен, он смог бы противостоять чёрным, он смог бы спасти… хоть кого-нибудь…

Я замолчал и закрыл глаза. Внутренний огонь боли вновь вспыхнул в моей душе, наполняя собой каждую клеточку организма.

А ведь с момента той чудовищной потери, я никогда не предполагал, что боль утраты может быть настолько сильной, что казалось ничем на свете её невозможно унять. Боль не ушла. Я просто научился с ней жить, продолжая верить, что брат ко мне вернётся.

Я ощутил тёплое прикосновение к своей руке. Открыл глаза и увидел, как маленькая ладошка Женевьева сжимает мою ладонь. Поднял взгляд на её лицо и увидел, как орехового цвета глаза блестят от слёз.

— Я вижу, Рэн вам больно, и вы вините себя. Расскажите мне о своих чувствах… Обычно это помогает и приносит существенное облегчение душе… Ведь чувство вины разрушает… И… И я понимаю ваше отношение ко мне с первой встречи. Сейчас понимаю. Это страх…

Я ощутил по нашей с ней связи её сочувствие, печаль и желание помочь.

Сжал в ответ её ладонь и сказал очень тихо, словно сам себе не верил, что произношу эти слова вслух:

— Может, я и расскажу когда‑нибудь, что чувствую, но не сейчас. Сейчас не могу, Женевьева, слишком больно.

Отвернул взгляд, стыдясь этой откровенности.

— Что ж, позже, так позже, — сказала она.

— А насчёт страха и твоего отношения к тебе, — решил высказаться я окончательно, — да, ты права. Я верю в судьбу, Женевьева. И верю, что все когда-либо получат по заслугам. Смерть за смерть, боль за боль, слёзы за слёзы… Именно так гласит извечный закон мирозданья.

— Я тоже верю в судьбу, несс. Но верю и в прекрасное чудо. Поверьте, реальность совсем не такая, как мы предпочитаем видеть. Мы все совершаем ошибки, терпим неудачи, переживаем трагедии и чувствуем боль. Но ведь нет у судьбы ни подсказок, ни правил… Мы  гадаем на своё будущее, ищем подсказки, когда наше настоящее прекрасно. Когда мы должны жить сейчас. Ан'Рэнхард, мы имеем подарок небес – жизнь, а подарки назад не возвращают.                                                                                                                                                                                                                                                             

* * *

Женевьева              

Не знаю я, услышал ли меня дракон, но надеялась я только на лучшее. После его рассказа, я поняла, почему он, да и другие драконы так категорично не желают встречать свои истинные пары.

Остаток дня я проматывала в голове историю брата Рэна и никак не могла взять в толк, зачем чёрный дракон напал на селение, где находилась его пара?

Ведь из слов несса я прекрасно уяснила, что со смертью пары, дракон сходит с ума. Так зачем он добровольно решил лишиться разума?

Эти вопросы образовались уже после разговора с драконом, но задавать пока их я не стала. Ан'Рэнхард открылся мне сегодня с другой стороны и приятно было видеть и осознавать, что он не такой гад, как я посчитала с первого минуты знакомства. Хотя, такую встречу я точно никогда не забуду.

Обед и ужин прошли в доброй и весёлой обстановке.

А потом дети попросили меня рассказать что-то из своей жизни ветеринара. Понравились им мои короткие истории. Я взяла и рассказала одну историю на свою голову. Почему-то вспомнилась именно она.

— У меня было ночное дежурство. Как сейчас помню, пошла, делать себе кофе, и посмотрела на часы в вестибюле. Было четыре часа утра.

— Кофе сварить не успела, потому что зазвонил телефон. Это такой аппарат для связи с кем угодно, когда угодно и на любом расстоянии, — пояснила я. — В трубке услышала настоящие рыдания.

— Помогите! Наша собака рожает уже третий день и никак разродиться не может!

Крикнула в трубку:             

— Срочно везите!              

Привезли к нам роженицу. Золотистый лабрадор ретривер. Пульс у собаки слабый, температура такая низкая, что ректальный градусник даже не измеряет её. Слизистые побледнели… Мы сразу с моей помощницей поняли, собака умирает.

А у неё в животе семнадцать щенков. На УЗИ ни один не подавал признаков жизни.

Решение приняли сразу – спасаем мать и срочно делаем кесарево.

Операция длилась почти два часа. Мы влили в неё литры донорской собачьей крови. Извлекли всех щеночков. Зашили собаку. Но уже знала, она спасена. Пульс был ровным, давление и температура нормализовались. Оставила лабрадора под присмотром анестезиолога.

Это была почти победа.

Почти, потому что моя помощница со всем своим природным упорством спасала семнадцать синюшных бездыханных комочков. 

Мы провели с малышами три часа.

ТРИ ЧАСА борьбы за жизнь маленьких ретриверов.

И когда всё кончилось, мы не сдержали с помощницей слёз. Она так и вовсе в голос рыдала. Ещё бы не рыдать – мы спасли всех семнадцать щенков!

Полная радости и счастья я позвонила хозяевам и сказала им приезжать. Новости по телефону сообщать не стала.

Когда те приехали, я с широченной улыбкой обрадовала их, что собака жива и скоро будет здорова. Пробудет у нас несколько дней под присмотром, и смогут они её забрать.

— А что щенки? Кого-нибудь удалось спасти? — капризно спросила хозяйка.

Даю знак своей помощнице, и та с улыбкой во все тридцать два зуба вносит хозяевам таз с пищащими и копошащимися малышами.

— Принимайте деток, родители! — рассмеялась девушка и вручила тазик опешившим хозяевам лабрадора.

— Боже! Их тут целая армия! Куда так много? Почему вы не предупредили нас! Надо было парочку оставить самых сильных и крепких, а остальных усыпить!

От этих слов в ступор впала не только моя помощница, но и я сама. Она потом и вовсе готова была разрыдаться. Мы с таким отчаянием боролись за жизнь щенков…

А хозяева уже принявшие решение, вдруг заявили нам:

— Вот этого мы заберём, а остальных можете усыпить, выкинуть или отдать кому-нибудь. Нам не нужен такой огромный выводок.

Я никогда не понимала людей, которые заводят животных и потом никак не хотят нести ответственность за их судьбу, за их жизнь и за подобные последствия. Эти люди предлагали нам убить шестнадцать щенков, которых мы совсем недавно вырвали из лап смерти!

— В общем, я сейчас не припомню всех тех слов, которыми наградила этих хозяев, но могу заранее всех успокоить – щенки остались живы, и попали в добрые и ответственные руки. Мы оставили карапузов у себя и с помощью волонтёров быстро нашли им настоящие дома и семьи. *

— А что с собакой? — прошептала явно потрясённая моим рассказом Кара.

— Эти люди оскорбились и забрали лабрадора в этот же день со словами, что мы некомпетентны и лучше будет, если их собаку будут выхаживать в другой ветеринарной клинике.

— Женевьева, я поражён, что твои сородичи настолько жестоки. Животные – они же, как дети… — проговорил дракон.

Развела руками и сказала:

— Не все такие, несс. Есть и добрые люди, которые посвящают свою жизнь тем, кто оказался в трудной ситуации, и помогают им обрести своё место в жизни. Это касается не только животных, но и людей.

— Например, как ты? — спросил он.

— Да…                      

— Мне кажется, что у тебя очень жестокий мир, — сделала свой вывод Эн'Тай. — Хорошо, что ты оказалась здесь.

Поживём-увидим.           

В общем, это был странный, но насыщенный день.                                                                                                                                                                                                                             

Глава 14

* * *

Женевьева             

Новым утром меня разбудил Аид. Кот громко и противно вопил, требуя выпустить его. Двери были заперты. Окна на ночь тоже закрыла.

Пришлось с неохотой пробуждаться от сладкого предрассветного сна и открывать котофею окно. Мой друг требовал выпустить его именно таким способом, словно я спешно провожала любовника после страстной ночи.

Кот ловко перепрыгнул на толстые ветви дерева, растущего близко к дому. Он быстро скрылся в густой растительности.

А я вдохнула полной грудью упоительный воздух едва-едва зарождающегося рассвета и кровь в венах тут же загудела, пробуждая организм. Поняла, что моя дремота унеслась прочь.

Воздух был нагружен буйными и влажными запахами цветов, травы, реки. На востоке стремительно наливалась тихим светом заря, перед исчезновением, звёзды, будто прощаясь, сияли ещё ярче, подмигивая мне и навевая тоску о доме.

Сейчас стояло безветрие. Даже листья деревьев не шевелились. Это была тишина перед суетливым и солнечным днём.

Только хотела закрыть окно и вернуться в постель, чтобы попытаться поймать крохи сна, как вдруг, увидела вдалеке приближающийся силуэт.

Присматривалась долго и наконец, увидела. Это был всадник на коне. Когда они приблизились, я смогла немного рассмотреть наездника – это был Ан'Рэнхард.

Не знаю, что меня сподвигло, но я тут же набросила на себя шёлковый пеньюар и босая, бросилась к двери и тихонько прокралась вниз. Вышла на улицу и поёжилась от утренней прохлады. Ногам тоже не понравилось идти по холодной дороге и влажной траве, ещё не сбросившей росу.

Дракон не заметил меня сразу. Он был полностью увлечён своим конём.

Рэн обходился с прекрасным скакуном очень уверенно. По поведению коня я смело могла сказать, что это тот ещё упрямец.

А когда мужчина отдал команду коню сделать прыжок через барьер и они прыгнули так высоко и так стремительно, меня чуть удар не хватил. 

И переживала я не за дракона. Вдруг он коня повредит?

Но стоит отдать Рэну должное, держался он в седле очень хорошо.

Я обеспокоено оглянулась, но не увидела больше никого, кто наблюдал бы за утренним развлечением несса. Ни единой души. Кроме меня.

Хотела было вернуться в дом, как вдруг, дракон остановил коня и несколько секунд неподвижно глядел прямо на меня. Затем он пришпорил коня. Жеребец заржал и пустился вскачь в мою сторону.

Когда дракон приблизился и взглянул на меня с высоты, я восхищённо ему улыбнулась.

Его тонко очерченные ноздри вздрогнули, как у породистого коня, на котором он гордо и с достоинством восседал.

— Почему ты пришла сюда так рано? — спросил он чуть надменно. — Ты должна спать.

Моя улыбка померкла. Вроде бы вчера день прошёл вполне хорошо, а сейчас к нему вернулась прежняя холодность и раздражение, которые меня немного расстроили.

— Я увидела вас, когда выпускала своего кота на улицу, — сказала дракону.

— И поэтому ты вышла на улицу? Босиком и раздетая? — его идеальная бровь вскинулась, демонстрируя хозяйское мнение о моих умственных способностях.

— Мне показалось, что будет уместно поприветствовать вас, раз увидела вас… — проговорила не очень уверенно, а потом прокашлялась и добавила уже нормальным и сильным голосом: — Если честно, это был порыв, которому я сама не могу дать объяснение. Думаю, мне хотелось сделать вам приятно. Очевидно, я ошиблась. Пойду обратно и досмотрю свой сон.

Развернулась и сделала один только шаг, как мне в спину дракон сказал:

— В тебе есть дерзость, Женевьева. Я предпочитаю покорность.

Обернулась и произнесла:

— Видимо, вы не привыкли, несс, чтобы женщина говорила то, что думает. Для вас подобное звучит как вызов? 

— Твои слова ещё более дерзки, Женевьева. Вчера я дал слабину и повёлся на твой дурман, потому что ты моя истинная пара, но впредь я постараюсь контролировать это.

В удивлении и недоумении свела брови.

Он что, серьёзно?         

— То есть, вы считаете, что я на вас влияла вчера? — произнесла обескураженно. — Вот вам мой совет, несс – слушайте своё сердце, оно точно вам никогда не солжёт и поможет сделать правильный выбор и принять верное решение, а не…

— Мне не нужны твои советы. И мне также совершенно безразлично, что ты думаешь. Отправляйся в дом, иначе застынешь.

Я разозлилась. Высокомерие дракона было невероятным.

— И не нужно гневаться, — хмыкнул он. — Я чувствую твои эмоции, Женевьева. И да, моё разрешение на посещение завтраков, обедов и ужинов остаётся в силе. Только не опаздывай.

С этими словами Ан'Рэнхард развернул коня и направил его к конюшням. На меня он даже не оглянулся.

* * *

Женевьева            

Мне потребовалось не меньше минуты, чтобы прийти в себя.

Я развернулась и пошла в дом, но была настолько растеряна, что сначала споткнулась о ступени крыльца, больно ушибив пальцы на правой ноге, отчего поджала ногу точно цапля, шипя сквозь зубы ругательства. А потом и вовсе прищемила себе пальцы входной дверью. Не знаю, как я их не оторвала, но было так больно, что слёзы брызнули из глаз и вся рука будто онемела.

— Несса Женевьева? Что вы здесь делаете, да ещё в таком неподобающем виде? — услышала я голос Милдред, которая точно чопорная английская домоправительница выплыла из столовой. — Вы плачете? Что случилось.

— Несс случился, — выдохнула я, прижимая к груди руку и пояснила: — Ушибла пальцы на ноге и прищемила пальцы на руке. У вас найдётся лёд? И прошу, ничего не говорите о моём внешнем виде.

Стычка с драконом меня очень разозлила. Но одновременно и возбудила интерес и жажду охоты.

Инстинкты женщин таковы, когда мы видим сильного и успешного мужчину, мы желаем завладеть его вниманием, хотим увидеть его интерес к себе, чтобы потешить своё самолюбие и убедиться в собственной привлекательности. А так же стремимся заполучить его. Сначала как трофей, потом как спутника жизни.

Мне стало интересно узнать свои возможности и силы женских чар. Раз связь между истинными парами особая и влияет на сознание партнёров, то почему бы не воспользоваться этим знанием?

Применив связь, собственную харизму и очарование, смогу ли завоевать Ан'Рэнхарда? Но не только для того, чтобы проверить, могу ли или нет. Мне нужно обустраиваться в этом мире и жить не абы как, а желательно очень хорошо. Но находиться в качестве приживалки и рабыни я не желаю.

И пока Милдред обрабатывала какой-то странной мазью мои ушибы, я думала.

Почему бы не воспользоваться манипуляцией, которую часто используют животные в отношении своих хозяев?

Обида. В меру подленький, но эффективный приём, изобразить вид обиженной женщины. Цель: спровоцировать дракона на извинения. Метод очень действенный, особенно если не «прощать» сразу. Выгода, извлекаемая из подобной манипуляции, огромна для умной женщины.

Но сработает ли? И умная ли я женщина?

Не сделаешь – не узнаешь. А сидеть сложа руки и никак не пытаться приручить дракона – не выход. Хотя одна часть меня понимает его мотивы и отношение ко мне. А вторая не желает защищать его, потому что кто-то в этом мире решил, что истинная пара – это зло.

Втёртая в ушиб мазь сняла боль. Удивлённо пошевелила пальцами.

— Здесь вытяжка из редких трав. Она успокаивает и лечит мелкие травмы, да ушибы, — сказала Милдред. — Возьмите, несса мазь, и смажьте свою ногу.

— Спасибо, — поблагодарила её и взяла баночку с чудодейственной мазью.

Чуть прихрамывая, отправилась к себе.                                                                                                                                                                                                                                                                                        

* * *

Надела вчерашнее платье. И никаких украшений, никакого макияжа. Волосы расчесала и собрала на затылке в тугой узел.

Взгляд, которым меня встретила Милдред у входа в столовую, подтвердил мою догадку, что я выбрала правильную тактику.

— Несса, но реснички-то хоть можно было подкрасить. К тому же вы опоздали. Несс будет недоволен. Он только что спрашивал, где вы.

Честно, меня порадовала мысль, что я разозлила немного дракона. Но на слова Милдред я и бровью не повела. Только безразлично сказала:

— Опоздала на две минуты. Дети уже пришли?

— Да.                         

Кивнула ей и открыла дверь.

— Женевьева! — радостно воскликнула Кара, увидев меня. — А дядя сказал, что поведёт нас к старшему дяде! Они будут сегодня вместе летать!

Однажды, в какой-то статье или книге я читала, как людям, попавшим в какую-нибудь напряжённую ситуацию, кажется, что всё вокруг напряглось, но при этом застыло хрупким льдом, который вот-вот треснет и разлетится острыми иглами.

Нечто подобное я испытала прямо сейчас, поймав на себе взгляд Ан'Рэнхарда. Он сидел во главе стола с запотевшим бокалом холодной воды.

Кара и Эн'Тай за обе щёки уплетали явно что-то вкусное, похожее на фруктовый пудинг.

Дракон глядел на меня не мигающим взглядом, и было что-то такое в его глазах… тяжёлое, дикое, звериное… На нём были угольно-чёрные брюки и шёлковая рубашка жемчужного оттенка. Его тёмные волнистые волосы были аккуратно уложены, а лицо свежевыбрито.

Он выглядел вполне по-человечески, как выглядят успешные мужчины из моего мира – хозяева жизни. Но в то же время чувствовалась его экзотичность, его сила и звериная натура.

Он заскользил по мне взглядом – с головы до ног. И в его глазах не было ни восхищения, которое я поймала на себе вчера, Ни иронии или превосходства, с которыми он глядел на меня с утра. Однако в глубине его глаз было что-то, что не давало мне отвести взгляд. Он будто парализовал меня. Я словно приросла к полу и не могла ни моргнуть, ни двинуться.

Но внутри всё переворачивалось. Я ощущала, как бешено, забилось моё сердце, как быстро кровь понеслась по венам. Все мои чувства не замерли, наоборот, они ожили.

— Я уже начал волноваться, не случилось ли что с тобой, — сказал дракон ледяным тоном.

— Со мной ничего не могло случиться. Иначе бы вы почувствовали в полной мере, — огрызнулась я, раздражая дракона ещё больше.

— Да, ты права. Твои ушибы я уже прочувствовал в полной мере, — сказал он холодно. — Как и твой обжигающий и неуместный гнев, Женевьева.

— Несс, в моём мире со мной никогда не случалось неприятностей. Я не говорю за тот случай, когда меня что-то перенесло в ваш мир. Поверьте, по жизни я очень осторожна.

— С любой женщиной может случиться неприятность, – мягко заметил дракон, глядя на бокал с водой. — И хватит стоять. Садитесь за стол. Что будешь пить – Чай или кофе? Я налью вам.

Села за стол и проговорила:

— Вам нет нужды меня опекать. Я вполне способна обслужить себя сама.

Дракон обезоруживающе, но холодно улыбнулся.

— Я уверен, что ты на многое способна, Женевьева, – сказал он уж как-то снисходительно, как обычно говорят с маленькими детьми. – Но дело не в этом, я не могу быть не внимателен к своей паре. И не хмурься, Женевьева – негодование тебе не к лицу. Улыбайся.

Чуть ли не до хруста я стиснула зубы. То есть, он предпочитает выбирать по настроению, как относиться к своей паре – то издевается и показывает мне место, как собаке, то притворно-ласковым словом желает добиться моей улыбки.

Я не собиралась подчиняться.

— Кофе, пожалуйста. Со сливками и без сахара, — произнесла я небрежно, будто мне всё равно, что пить.

Внимательно смотрела, как дракон поднимается, берёт чашку и наливает из кофейника тёмный напиток, потом сливки и ставит передо мной.

— Каша? Суп-пюре? Яйца? Салат? — спросил он.

— Пожалуй, начну с салата, — проговорила я.

Когда передо мной оказалась и тарелка с салатом, Рэн сказал:

— Ты сегодня выглядишь не так совершенно, как вчера или как сегодня утром.

— Мир полон несовершенств, несс, — ответила на его замечание и приступила к завтраку, хотя под его взглядом у меня кусок в горло не лез.

Дети вели себя очень тихо. Видимо, сильно хотели к дяде-дракону, которого держат взаперти. А хорошее поведение – залог того, что мероприятие не отменят.            

Глава 15

* * *

Женевьева           

После завтрака Ан'Рэнхард сказал детям идти к условленному ангару и ждать его снаружи. Хоть ангар и был заперт на замок, дракон не сомневался, что мелкие проказники могут что-нибудь придумать.

Те быстро закивали, словно китайские болванчики и наперегонки понеслись прочь из дома с криками, что увидят, как ест их дядя в звериной ипостаси. И что они ещё ни разу в жизни не видели, как едят драконы, находясь в зверином облике. В общем, визгу радости от мелких было столько, будто в доме не двое детей живёт, а минимум десять.

— Несса, а ты возвращайся к себе. Тебя уже ждут книги. Прочитай в первую очередь об истинных парах – «Правила поведения». Вечером проверю твои знания.

Всегда ненавидела, когда со мной разговаривали подобным тоном – сухим, лекторским, полным превосходства. Будто перед ним не образованная женщина с чувством собственного достоинства стоит, а глупая малолетка, впервые вырвавшаяся из-под опеки родителей.

— Хорошо, прочитаю, — сказала спокойно. — Но сначала, позвольте мне пойти с вами…

— Нет, — оборвал он меня, развернулся на носках и ушёл.

Я сжала руки в кулаки, поджала губы и, шипя под нос ругательства, попутно представляя, чтобы я сделала с драконом ёршиком для унитаза – почистила бы ему зубы, уши и всё остальное. Но сначала выпачкала бы этот ёршик в баке с навозом!

Быстрее молнии переоделась в удобную одежду и обувь. Краем глаза отметила приличную стопку книг, но не стала акцентировать на них внимание, и козочкой поскакала за драконом и детьми.

Они уже были внизу. 

Прокралась к открытому люку и услышала громогласный рёв, от звука которого у меня кровь в жилах застыла, потом икнула, и когда зверь снова протрубил металлом, я от неожиданности чуть не навернулась и не грохнулась вниз по лестнице, просто с грохотом скатилась попой по нескольким ступенькам.

Пятая точка вспыхнула болью.

Нет, ну что за день такой? С утра пальцы на ноги ушибла, на руке так и вовсе чуть пальцы не оторвала. Вот и сейчас ударилась копчиком, что кажется, я теперь сидеть не смогу без стона боли. Если конечно выживу.

А то вдруг Рэн меня своему брату скормит?

Ну да, совсем не смешная шутка.

— Женевьева! — прорычал уже мой дракон. — Как ты посмела явиться сюда?

— Как-как? На своих двоих, — огрызнулась я, потирая ушибленное место и корча рожи мужчине, спустилась по лестнице и, слава богу, больше ничего себе не повредила.

— Женевьева! — запрыгали дети, находясь в каких-то капсулах, словно в вытянутых мыльных пузырях. — А дядя пытается брата покормить, а он не хочет, только рычит и рычит, и мордой о клетку бьётся!

Дети – непосредственные создания.

Кара тут же подбежала ко мне и схватила за руку, потащив за собой – ближе к дракону. Я тут же ощутила упругую преграду – словно она касалась меня через плёнку странной на ощупь.

Магия? Скорее всего.  

Это защита!                  

Ну конечно! Дракон бы не пустил детей сюда на кормёжку дракона, не озаботившись их защитой.

— Стой! — рявкнул дракон и вдруг я ощутила, как он дёрнул меня к себе за цепь. Только цепь не появилась, но ощутить её я ощутила.

Ладошка Кары выскользнула из моих пальцев, и я подошла к мужчине.

— Я беспокоилась за ваших племянников, — сказала, глядя в глаза Ан'Рэнхарду.

— Объяснения потом, — процедил он и вдруг поводил вокруг меня руками и буквально через полсекунды я, как и дети оказалась в прозрачной капсуле. — Мне сейчас некогда нянчиться с тобой. У меня брат пятые сутки ничего не ест. Я должен сегодня его покормить, иначе он совсем ослабнет и не сможет взлететь.

— Дядя, но ты же обещал, что мы увидим твой полёт с твоим братом! — возмущённо сказал Эн'Тай.

— Обещал, но как видите, его зверь ослаблен. Он не ест. Какие могут быть полёты в таком измождённом состоянии? — ответил Рэн. Он явно беспокоился за брата и не знал, что делать.

Потом он подошёл к клетке, взял огромный таз с мясом и поставил его в специальное для еды отверстие.

И только сейчас я заметила, что в клетке уже разбросано два других таза и куски мяса растоптаны мощными лапами дракона.

Дракон понюхал мясо и оскалился, потом схватил один кусок, но тут же выплюнул его и взвыл раненым зверем и забился головой о клетку.

Это выглядело не просто ужасно, а жутко!

Но тут у меня в голове словно щёлкнули переключатель и эмоции переключились в профессиональный режим. Зверь явно испытывал боль, когда хватал пищу.

Вон, неспроста он карябает себя лапой по морде, и широко открывает пасть, рычит и пытается с собой что-то сделать. Он пытается помочь себе избавиться от некого дискомфорта.

— Тэн, в чём дело? Ты должен есть! Хватит рычать и сходить с ума! Я же вижу и чувствую, что ты голоден! — ласково, но твёрдо произнёс Рэн. — Брат, прошу тебя, поешь. Это свежее мясо, как ты любишь.

В ответ лишь дракон развернул морду к Рэну, разогнался и с разбегу мордой впечатался в прутья клетки. От мощного удара, она даже чуть подпрыгнула, сдвинувшись вперёд на несколько сантиметров. Прутья опасно дрогнули и немного искривились.

Дракон не угомонился. Прижимаясь к прутьям, он громко зарычал, выпуская прямо на брата настоящий огонь!

Дети замерли с раскрытыми ртами, я завизжала и кинулась к ним, закрывая собой.

— Рэ-э-э-эн! — закричала я в ужасе и тут же осеклась.

Пламя не причинило мужчине никакого вреда. Оно словно вода стекло с него вниз и потухло мелкими искрами, как потухают искры бенгальских огней.

— Боже… — выдохнула поражённо.

А Рэн сказал:                  

— Тэн, это уже совсем хулиганство…

— Дядя, он плюнул в тебя огнём! — обескураженно прошептали дети.

— Я заметил, — хмыкнул мужчина. 

Дракон снова забился в клетке и стал царапать себе морду именно в одной части — с правой стороны.

А я тут же вспомнила, как однажды нам привезли кошечку, у которой в зубах глубоко засела мелкая рыбья косточка. Хозяйка самостоятельно вытащить не смогла – кость небольшая, кошка юркая и ей не нравилось, что кто-то открывает насильно её пасть и пытается провести непонятные манипуляции. Так вот, та кошка тоже себя царапала с одной стороны и раскрывала пасть, пытаясь самостоятельно избавиться от проблемы. Но животные порой не способны помочь сами себе.

Кошка несколько дней не могла есть, так как ей было больно. Она пила одну воду.

Вытащили кость мы быстро, и всё нормализовалось в тот же день.

— Несс, я кажется, знаю, почему ваш брат не ест! — воскликнула я, осознав причину поведения дракона.

Мужчина обернулся в мою сторону, и я едва удержалась, чтобы не хихикнуть. Лицо и вся одежда Рэна была чёрная. Да-а-а… Огонь дракона для него не прошёл без следов.

— Хорошо… Говори… — вздохнул он.

— Скорее всего, у вашего брата в зубах застряло что-то острое, думаю, кость. Она причиняет ему боль. А так как он в звериной ипостаси, сам себе помочь не в силах.

— Огонь бы испепелил любые кости в зубах, — сказал Рэн.

Развела руками.             

— А если нет?               

Тот посмотрел на брата, который прекратил буянить, улёгся на пол и с невероятной тоской смотрел прямо на меня.

Мясо было разбросано по клетке. Все три таза теперь были расплющены в лепёшку.

— Хорошо, я попробую открыть ему пасть и осмотреть… — проговорил дракон.

— Я могу помочь, — вызвалась я. — Только вы бы подержали его или, например, обездвижили на некоторое время, чтобы я смогла, осмотреть его рот… Я уже делала подобное с животными и уверяю, если это кость, то мы быстро поможем вашему брату.

Дети с интересом за нами наблюдали и слушали.

Рэн некоторое время думал и смотрел на брата, который выглядел очень несчастным.

— Хорошо. Давай попробуем, — согласился Рэн.

И явно это согласие далось ему очень непросто.                                                                                                                                                                                                                                                                         

* * *

Женевьева             

Рэн вдруг весь задрожал. Точнее будет сказано по-другому: по его телу прошла волной заметная дрожь и он частично видоизменился. Лицо и шея покрылись медно-золотыми чешуйками, руки превратились в мощные лапы с острыми загнутыми и толстыми когтями.

Он открыл клетку и вошёл внутрь.

Дракон тут же заревел, и кинулся было на Рэна. Дети завизжали. Я зажмурила глаза, мысленно прощаясь с истинной парой.

— Тихо, успокойся, — услышала я мягкий голос дракона и приоткрыла один глаз.

— Каждый раз одно и то же, — приговаривал Ан'Рэнхард и чесал своего брата в звериной ипостаси под подбородком. Дракон вывалил раздвоенный язык и зажмурился от удовольствия.

Вот оно что, драконы, как и все животные, имеют на теле места повышенной чувствительности. Вон как забалдело чудище чешуйчатое.

— Женевьева, — позвал меня Рэн. — Очень медленно и плавно, не делая резких движений, подходи к клетке.

Кивнула и показала детям приложенный палец к губам, чтобы вели себя тихо.

Те всё поняли. Кара закусила губу от волнения. У Эн'Тая глаза горели от происходящего.

Медленно, как и просил дракон, я приблизилась к клетке.

Рэн шевельнул пальцами и дверь клетки без скрипа и скрежета, очень плавно открылась.

Сглотнула, понимая, что вхожу в клетку даже не ко льву и не к тигру, а к самому настоящему дракону, который потерял разум десять лет назад.

Сделала первый шаг.

— Я сейчас открою Тэну пасть и сделаю так, что он не сможет шевельнуться, — проговорил Рэн.

— Хорошо, — прошептала в ответ.

Дракон открыл глаза и тут же зарычал, увидев меня так близко. Но Рэн не позволил ему что-либо сделать. Он взял брата за челюсти и явно с усилием раскрыл широко его пасть. Тут же с его лап сорвалась магия – огненный ветер завихрился вокруг мощных челюстей дракона, а после захватили собой и всё тело дракона.

Зверь замер, словно превратился в камень. И только яростное пыхтение, и дикий взгляд жёлтых глаз выдавал его состояние – жив и в бешенстве.

— Женевьева, давай, — позвал меня дракон.

Тряхнула головой, прогоняя страх и сумасшедшее волнение. Заглянула в огромную пасть и тут же сказала дракону:

— Мне нужен свет.           

Дракон тут же превратил правую лапу в руку и щёлкнул пальцами. Появился маленький шарик, размером чуть меньше куриного яйца и влетел в пасть дракона, ярко освещая розовые дёсны, язык, зубы и глотку зверюги.

Осмотрела внимательно нижнюю челюсть и не нашла ничего похожего на застрявшие косточки.

Потом взглянула на верхнюю челюсть и тут же увидела её!

— Вот она! — улыбнулась я радостно.

Между жевательными зубами дракона и правда застряла кость, да ещё прилично толстая. Если бы не воспалённая уже десна, её трудно было бы обнаружить, так как осколок впился в слизистую почти до основания и торчал совсем небольшой хвостик кости.

Рэн тоже осмотрел опухшую десну дракона и покачал головой.

— Тэн, тебе явно нужна алмазная зубочистка.

Потом он взглянул на меня.

— Как её достать?       

— Тут есть, за что подцепить кость, — сказала я и указала пальцем на торчащий хвостик осколка. — Но нужен инструмент – пинцет или щипцы. Естественно подходящих размеров.

У дракона из пасти уже активно капала слюна. Дышал он часто, выражая недовольство. Глаза прожигали меня и Рэна, обещая адские муки.

Язык дракона, сначала спокойно лежащий в пасти, вдруг пришёл в движение и коснулся меня, облизывая от плеча до макушки и оставляя мокрый след на магической защите.

— Тэн! — рыкнул Рэн и снова сделал пасс лапой, огненное сияние коснулось языка и теперь он тоже замер.

— Кара, Эн'Тай! — позвал он своих племянников. — Нужна ваша помощь. Бегите в главный загон с лошадьми и скажите Одену дать вам щипцы из алмаза. Скажите, я приказал. Только быстро!

— И ещё антисептик! — скомандовала я.

Детей тут же след простыл.

Мы остались с драконом одни. То есть, с двумя драконами я осталась одна.

Чтобы не чувствовать себя неуютно, я спросила у мужчины:

— Я в небе ни разу не видела летающих драконов. Только вас один раз… Когда мы с вами встретились…

— Ты считаешь, что мы летаем стаями, как обычные птицы? — усмехнулся Рэн и покачал головой. — Нет, это редкость. На самом деле мы предпочитаем давать волю звериной ипостаси не чаще пары-тройки раз в месяц. Этого достаточно. Если чаще – то звериная часть начинает брать верх над сознанием. Остаются только инстинкты.

— Оу… Ясно, — пробормотала я. — А ваши племянники, они тоже оборачиваются пару раз в месяц?

— Нет, — улыбнулся дракон. — Они пока слишком малы. Их зверь ещё не пробудился. У мальчиков вторая ипостась проявляется в тринадцать или четырнадцать лет. У девочек – в четырнадцать-пятнадцать. Первые два года, когда появляется зверь самые тяжёлые морально и психически. Инстинкты, гормоны… Тебе кажется, что весь мир принадлежит тебе и тебе все должны. Бунтарский дух зверя усмирять не так-то просто, поэтому в наших школах дети этого возраста находятся под руководством очень сильных драконов, которые помогают преодолеть этот этап и усмирить зверя, взять его под контроль.

Ого. Так много слов от дракона, да ещё ценных. Хоть что-то новенькое узнала об этом мире, кроме того, что истинные пары здесь зло.

А ещё Рэн улыбался, явно вспоминая времена своей молодости. Что-то мне кажется, преподаватели с ним намучились.

Вернулись дети. Эн'Тай с гордостью настоящего помощника, сделавшего что-то полезное, вручил дяде огромные щипцы стального цвета.

Кара же держала в ручках два бутыля с прозрачной жидкостью.

Дракон посмотрел на меня, вздёрнув бровь.

— Ты это сделаешь?        

— Конечно, — улыбнулась ему и взяла щипцы.

Бедный Тэн уже закапал весь пол слюной, что образовалось настоящее море.

Я удобно взяла тяжёлые щипцы и примерилась к осколку, чтобы взять и тут же вытащить. Потом посмотрела в глаза несчастного дракона и произнесла:

— Тэн, у тебя застряла кость. Она мучит тебя и уже пошло воспаление. Я её достану, и тебе сразу станет легче. Обещаю. Но сначала ты почувствуешь небольшую боль. Ты же потерпишь, как взрослый мальчик, правда, же?

Говорила я очень ласково, как обычно делаю со своими пациентами.

Для достоверности своих слов ещё и чмокнула звериной морду.

Дракон изумлённо глядел на меня.

Рэн тоже поглядел на

Скачать книгу

Глава 1

***

Женевьева

Один мудрец сказал, что порой некоторые мечты должны оставаться мечтами. Увы, этот человек оказался прав.

В тот недобрый день я спешила к подругам. Встреча должна была пройти далеко за городом на берегу горной реки среди первозданной природной красоты, где мысли обретают свободу, а тело освобождается от тягот суетливого, удушливого, вечно спешащего города.

Так мне дословно описала «волшебное» место подруга, оставив координаты для GPS.

Сразу поехать вместе со всеми я не смогла – вредный босс не отпустил с рабочего места, вот и пришлось добираться самой.

Как назло, в зимнее время темнеет чуть ли не с самого утра. После работы я ехала в кромешной темноте.

Навигатор показывал дорогу и отсутствие пробок. Время моего пути умный компьютер оценивал в пятьдесят пять минут.

Шел снег, светила полная луна, по радио певица с красивым голосом пела о трагической любви и наводила на меня грусть-печаль-тоску.

«Эх, ну где же ты бродишь, мой прекрасный принц?» – подумала я о вечном и больном и прибавила газу.

Уже тридцать лет, а я ни разу замуж не ходила. Все мои подруги успели там побывать. Кто-то до сих пор счастлив в браке, кто-то уже второй раз там, а некоторые только-только развелись и наслаждаются свободой.

Завистливо вздохнув, я произнесла тихо-тихо:

– Я уже давно готова со своей свободой проститься и выйти замуж… Желательно, за дракона…

И какой бес меня за язык дернул?

Да, я безумно люблю драконов. Запоем читаю книги о них и засыпаю с мыслями, что где-то бродит мой несчастный мужчина-дракон, тоскует по мне, на луну воет… ах, это уже не про драконов. В общем, мечтает чешуйчатый найти меня и больше никогда не отпускать, чтобы не потерять новообретенное сокровище.

Да, мечты-мечты.

Вот потому я и не замужем, что вечно витаю в облаках. От всех мужчин, с которыми встречалась, ждала чего-то. Нет, я не предполагала, что они вдруг обратятся в мифическое существо. Я хотела поступков, каких-то вещей, которые привели бы меня в восторг и заставили сердце биться чаще, душу трепетать и волноваться от скорой встречи, а мысли витать только вокруг этого мужчины.

Но нет.

Сколько было встреч и коротких романов, и все однотипные, словно абсолютно всем мужчинам выдали шаблонную инструкцию: «Как провести вечер, неделю, месяц, год и всю жизнь с женщиной».

Цветы, конфеты, мягкие игрушки, звериные прозвища, которые вызывают у меня зубной скрежет и желание вырвать идиоту язык – в общем, каждый новый роман выглядел копией предыдущего.

Тоска зеленая.

Может, вы не поверите мне, но я говорю чистейшую правду – за всю свою тридцатилетнюю жизнь я не влюблялась. Никогда. Ни в кого.

Самое большее, что я испытывала – это симпатию.

Прекрасные и светлые чувства я раз и навсегда отдала драконам.

М-да.

Я давно подозревала, что у меня диагноз, и неплохо бы посетить специалиста по промыванию мозгов.

Но… А вдруг он и правда промоет мои извилины? И тогда я, как дура, влюблюсь в одного из кавалеров, которые называли меня котей, заей, рыбкой, птичкой и (самое гадкое прозвище) – тыковкой. Буе-э-э-э!

В общем, пока я не готова к радикальным методам.

Я посмотрела на пассажирское сиденье и подмигнула своему спутнику – Аиду.

Аид у меня парень с характером. Мой любимец и пока что единственный мужчина, к которому я испытываю нежные чувства.

Котофей частенько ходил со мной на работу. У Аида не забалуешь, от одного его желтого взгляда большинство пациентов сразу становятся смирными и тихими. А ветеринару как раз и нужно, чтобы пациент был спокоен.

Кстати, я же не представилась!

Простите, совсем забегалась, даже о приличиях позабыла.

Меня зовут Леманн Женевьева Карминовна. Друзья зовут Женькой. Тридцать лет стукнуло месяц назад. По профессии и призванию я – ветеринар.

Вы сейчас, наверное, удивились, что у меня такое странное и необычное имя.

Мама рассказывала, что однажды, когда они с папой впервые посетили Париж, она влюбилась в город раз и навсегда. Когда у них родилась я, мама сразу назвала меня Женевьевой, в честь Женевьевы, Парижской, святой, покровительнице Парижа.

С французского мое имя переводится, как «Белая волна». Но я бы переиначила в «Белую ворону». Вот правда, больше мне подходит.

Живем мы с Аидом в столице. Я работаю. Пишу кандидатскую, чтобы получить степень, и периодически мечтаю о драконах. Кстати, о них я знаю не меньше, чем о своих подопечных.

Родители давно в разводе, у каждого сейчас новая семья. Общаюсь с ними редко, два три раза в год, да и то в основном по телефону.

Зато друзей у меня много!

Вам даже и не снилось, сколько у меня подруг и друзей-мужчин. Как-то так вышло, что заводить крепкие дружеские отношения у меня выходит гораздо лучше, чем найти своего единственного и неповторимого.

И вот я ехала к своим чудаковатым, но верным и любимым подружкам, дабы отметить день рождения одной из них.

Вдруг навигатор потух, чем меня дико напугал, но тут же перезагрузился и снова включился.

Фух!

Я свернула направо, съехала с основной трассы и, следуя навигатору, покатила по заснеженной колее.

Дорога уходила вверх.

Темнота. Луна. Зимний лес. Тайга. Снег пошел густой и липкий. Даже с дальним светом ничего не видно.

Гадство.

Я попыталась позвонить девчонкам.

Как меня подруги и предупреждали, в волшебном месте связи нет. Естественно, в ответ на мой звонок механический женский голос сообщил:

– Абонент не абонент. Вы можете оставить сообщение после…

Я отключилась.

– Думаю, скоро будем на месте, – сказала вслух, пытаясь себя успокоить, а то как-то нервно стало, когда я свернула с трассы.

Аид подозрительно покосился на меня, мол, хозяйка, а ты ведь совсем спятила, раз повезла нас непонятно куда! А ну, давай назад!

– Мя-я-а-а-у-ф-ф-ф! – недовольно и грозно издал мой котэ.

– А ну, цыц. Навигатор показывает, что мы уже близко, – сказала я нервно и улыбнулась котику.

Но Аид вдруг вздыбил шерсть на загривке и страшно зашипел.

Не на меня был обращен его гнев. Желтые глаза смотрели прямо, туда, где стеной валил белый снег.

– Ты чего тут расшипе…

Не успела я закончить мысль, как вдруг на полном ходу въехала в препятствие.

Раздался металлический скрежет, а за ним стон, скрип и хлопок вырвавшейся на свободу подушки безопасности.

Врезалась я прилично.

Подушка безопасности так хорошо впечаталась мне в лицо, что даже кровь из носу пошла.

Кот дико шипел и утробно рычал.

Отодвинув от себя подушку, я обомлела. Каменная скала!

Но какого черта?!

Я перевела ошеломленный взгляд на навигатор и забыла, как дышать. Компьютер показывал, что съехала я с правильного пути, и просил вернуться назад на трассу! А здесь он показывал тупик, в который я благополучно врезалась!

– Но ты же сам меня сюда привел! – прошипела я на навигатор и от души с яростью стукнула по приборной панели.

Навигатор дважды мигнул и потух.

Зашибись!

Съездила за город, называется! Прекрасно провела выходные в кругу подруг!

Я готова была зарыдать от досады и свалившихся на меня неприятностей. Ремонт машины выльется в такую кругленькую сумму, что мне придется весь год есть с Аидом сухой корм и запивать его водичкой.

Да и сам ремонт будет длиться вечность, ведь на носу Новый год.

Ну что я за балда!

Тут как будто кто-то решил, что неприятностей мне маловато будет, и на мою машинку свалился огромный снежный ком.

Кот страшно перепугался, мякнул и прыгнул мне на лицо, вцепившись когтями в волосы.

Шерсть тут же забилась мне в рот и окровавленный нос.

– Аид! – прорычала я, безуспешно пытаясь отодрать от себя кота.

***

Нет, я, конечно, догадывалась, что особенная, но чтоб настолько!

Машина стояла на тормозе, да еще и на ручнике, но вдруг что-то в ней звучно хрустнуло, и я в ужасе замерла с котом на голове.

Машина сначала начала крениться в сторону, а потом и вовсе тихонько поползла назад.

– Господи! – взвизгнула я.

Схватила Аида за холку и все-таки отодрала от себя. Зажав кота под мышкой, я попыталась вылететь из машины. Правда, дверь открыть удалось не сразу. Лишь попинав ее ногами, получилось сквозь сугробы снега приоткрыть ее и в небольшую щель выбраться наружу.

Оказавшись на морозе, я спрятала кота под шубу и во все глаза смотрела, как моя любимая машинка заваливается вправо и назад, в обрыв.

Она скрипела, стонала, но я ничего не могла сделать. Толькосудорожно сжимала в руке телефон, видимо, от шока не сразу сообразив набрать службу спасения.

Но современные и модные гаджеты были бы не современными и не модными, если бы в одну секунду не замерзали в минус пятнадцать.

– Серьезно?! – прошипела я отчаянно, когда телефон на первом же гудке потух и замигал индикатором отсутствия зарядки. Хотя был полностью заряжен!

Я захныкала и убрала чертов бесполезный гаджет в карман шубы.

Аид больно впивался через одежду когтями и царапался, будто бешеный.

– Тише, тише… – прошептала я, баюкая его, словно дитя.

А сама посмотрела по сторонам и поняла, что конкретно попала. Ни связи, ни машины, ни понятия, где я. Только и остается, что идти назад и останавливать машину на трассе. Хорошо, что я вела машину в шубе.

Я набросила на голову капюшон, одну руку сунула в карман, другой придерживала кота.

Не успела я сделать и десяти шагов, как вдруг услышала позади какие-то звуки.

Обернувшись, увидела неподалеку от скалы свет, в противоположной стороне от места, куда завалилась моя машина.

– Там кто-то есть, – выдохнула я с облегчением.

Не теряя времени, я побежала на мерцающий свет.

– Э-э-эй! Я здесь! Мне нужна помощь! – закричала я, и мой голос прозвучал пронзительно.

Свет перестал мерцать и я, обрадовавшись, добавила скорости.

Когда до скалы осталось рукой подать, свет вдруг вспыхнул яркой вспышкой. Я отвернулась и закрылась рукой от слепящего потока, а потом началась настоящая чертовщина.

Вокруг меня поднялся жуткий снежный вихрь, сопровождаемый безумно ярким светом, от которого из глаз брызнули слезы. Снег забивался в рот, нос, под веки. Я не могла вздохнуть.

«Мамочки! Что происходит?!» – билась в голове одна-единственная мысль.

Страх ледяной лапой схватил за горло и не отпускал.

Дышать становилось все труднее и труднее. Вихрь закрутился в настоящую воронку и оторвал меня от земли.

Я слышала, как шипит Аид, слышала вой жуткой вьюги и понимала, что мне конец. Что я, черт возьми, попала в какую-то аномальную зону и вот-вот умру.

Воздух в легких закончился. Грудь и горло горели огнем. Судорожно вцепившись в горло руками, я пытаясь расцарапать его, разорвать, чтобы впустить в себя кислород…

Я умру, мою смерть будут расследовать и станут говорить, что меня убили пришельцы, или Снежный человек, или Горные люди…

Быть может, про меня даже снимут фильм, напишут горы статей, выпустят книгу, назовут моим именем улицу…

Но меня уже не будет! И никто никогда не узнает, что на самом деле со мной произошло!

Глава 2

***

Женевьева

Мой нос дразнили удивительные запахи свежего хлеба, сена и чего-то еще знакомого, но неуловимого. Какой-то нереальный запах. Чудесный. Никогда не думала, что выпечка и сено могут пахнуть настолько волшебно.

Живот многозначительно булькнул.

Я втянула в себя чудесный воздух, улыбнулась и хотела было открыть глаза, но память вдруг окунула меня в ледяную прорубь.

Авария, свет, вьюга, смерть…

На меня тут же накатила жуткой волной паническая атака.

Я распахнула глаза и, часто-часто дыша, уставилась в голубое и солнечное небо.

Я лежала. Но не на земле.

Я ехала в повозке!

Сев, я поняла, что еду в каком-то странном пикапе. Но едем мы плавно, словно летим… Рядом со мной топчутся самые настоящие барашки. Я лежу на мягком и совсем не колючем сене в своей шубе и сапогах…

Вот и запах сена и того самого странного аромата, что не сразу определила – круглые черные «ягодки». Какого черта!

Вдруг раздался звонкий смех.

Я повернулась к стеклу пикапа и увидела людей.

Первым делом углядела на руках у подростка своего Аида, с удовольствием поглощающего сырое мясо.

Рядом с мальчиком-подростком сидела девочка такого же возраста. Она прижимала к себе бумажный пакет, из которого аппетитно выглядывал длинный белый батон и кирпичики черного хлеба.

Рот тут же наполнился слюной, а живот громко заурчал. Я перевела взгляд на водителя.

Водителем был огромный и волосатый мужчина, будто и не человек вовсе, а медведь сел за руль.

– Я так спешила, что забыла сушитель для одежды, – капризно произнесла девочка.

– Ты очень-то не переживай, Кара, – засмеялся мальчишка. – Там поди и магии нет. Чем заряжать свои артефакты будешь?

– Мама говорила, что дядя не настолько забурел, и я надеюсь, что магию он не экономит, – фыркнула девочка. – А вы что скажете, дарг?

– Магия у нас есть, – сказал мужчина низким раскатистым голосом.

Магия?

Я потерла глаза и нервно хихикнула.

Дети тут же обернулись и взглянули на меня с нескрываемым удивлением.

– Чужачка очнулась! – радостно воскликнул мальчишка.

Мужчина тут же плавно остановил свой транспорт и тоже обернулся.

Я сидела и глазами от удивления хлопала да ртом воздух хватала, как выброшенная на берег несчастная золотая рыбка.

У всех были необычные глаза! Такие глаза не заметит только слепой! Янтарного цвета, без белка и с вытянутым зрачком. У детей на висках блестела самая настоящая чешуя. У девочки золотистая, у мальчика бирюзовая. На мужчину моего внимания не хватило. Я уже испытывала самый настоящий шок.

– Привет! – улыбнулась мне девочка.

Я придурковато хихикнула. Потом громче засмеялась, а дальше и вовсе захохотала так, что у меня заболел живот. А потом я зарыдала: с подвыванием и всхлипами, некрасиво растянув рот, пуская слюни и сопли.

Это только в книгах да в кино героини красиво плакать умеют. У меня же так не получается. Нос сразу краснеет, рожа пухнет, выгляжу всегда после плача, как жертва бурного гулянья, да еще и после жесткого похмелья.

Но было, с чего рыдать.

Меня окружали зеленые холмы, колосистые поля, чистое небо и жаркое солнце. Пахло упоительным летом. В общем-то, летом и встретил меня новый мир.

Земля, прощай!

***

– Юная несса пострадала? У вас что-то болит? – обеспокоенно и взволнованно поинтересовался мужчина. От его пугающего голоса я только сильнее завыла. – Несса, прошу вас, скажите, что с вами! Мы вам поможем. Мы нашли вас у подножья скал без сознания. Только ваш зверь рядом вился и громко звал на помощь. Наш несс Ан'Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов обязательно поможет юной нессе в ее проблеме.

И тут я умолкла.

Драконы.

Боже, неужели ты серьезно?!

Я всю жизнь мечтала о драконах. Столько читала о них, столько раз представляла себе встречу с ними. Но то были фантазии! Теперь вот, пожалуйста, мое желание исполнено!

Не хочу-у-у-у! Домой хочу-у-у-у!

– П-п… простите за истерику, – выдавила я из себя сипло. – Я… просто я, кажется, попала в ваш мир через какой-то портал или нечто похожее… Не знаю, что это было, но я из другого мира, и… Если честно, хотела бы вернуться в свой мир…

– Обо всем расскажете нашему нессу, – успокаивающе проговорил мужчина. – Мы как раз едем в поместье. Везу племянников несса. Он вам поможет. Поедете с нами в кабине? Мы потеснимся.

Я кивнула. Скинула шубу и осталась в шерстяном платье, колготках в сто ден и зимних сапогах.

Вспотела я так, что меня, как мочалку, выжимать можно.

Мужчина помог сползти на землю. В кабину пикапа я забралась, немного потеснив детей.

Черт, я что-то не посмотрела, есть ли колеса у машины.

Аид тут же перебрался ко мне на колени.

– Ты амазонка? – спросила меня девочка, когда мы плавно тронулись.

– Э-э-э… – не догнала я и не поняла, с чего она это вообще решила.

– Да какая она амазонка, – прыснул мальчишка. – Они никогда не плачут.

– Но одежда…

– Значит, ты украла шкуры? – предположил пацан.

– Нет, я ничего не крала. Это моя шуба, – сказала я уже спокойно и уверенно.

– Эти звери обидели тебя, ты решила их убить и носишь их шкуры, как трофей? – невинно спросила девочка.

От ее вопроса я снова чуть не впала в ступор.

– Нет. Все не так. Я никого не убивала. Шубу я просто купила. Уже готовую. Сама ничего не шила.

Говорить было лень. Хотелось есть.

– Ты странная, несса, – сказал мальчишка. – А кот у тебя любопытный.

– Его зовут Аид. А меня – Женевьева.

– Я – Кара. А это мой брат – Эн'Тай. Наш сопровождающий – слуга нашего дяди – Оден.

– Приятно познакомиться, – без всякой радости пробормотала я.

Ну попала в другой мир, и что теперь? Всю жизнь реветь и страдать буду?

Жива-здорова. Руки-ноги на месте. В тварюшку какую не превратили, и слава богу. О драконах мечтала? Мечтала. Получи и распишись.

Сначала нужно понять, смогу ли я вообще вернуться домой. Я повернулась и уставилась в окно. Аид свернулся клубком и наполнил кабину уютным мурчанием.

Ехали мы неспешно. Дорога вилась среди золотистых холмов с зелеными пятнами деревьев, и ее последние изгибы терялись меж высоких скал, темнеющих вдали.

Примерно через полчаса езды и пустой болтовни моему взору открылась чудесная долина, устланная ковром из золотых лугов, окруженная пушистыми и высокими лесистыми холмами. Под холмами вилась и серебрилась лентой река. Чуть дальше, за холмами высились исполинские горы с заснеженными вершинами.

Долина этого волшебного места была похожа на сказочную картину.

– Как же прекрасно, – выдохнула я восхищенно, позабыв о своем голоде и попадании.

– У дяди самое красивое поместье! – гордо провозгласил Эн'Тай.

– У императора красивее, – уточкой надула губы Кара.

– Не сравнивай дворец с поместьем, – назидательно сказал мальчик.

– Только вот у дяди всегда очень скучно. Одни фермы вокруг, животные, никаких развлечений, – насупилась Кара. – Мама с папой отправили нас к дяде в наказание за плохое поведение. Сказали, что только он сможет укротить нас.

Я ничего не сказала, а Оден лишь снисходительно улыбался и тоже молчал. Улыбка его преобразила, и загорелое обветренное лицо стало даже обаятельным.

Вскоре послышался мягкий шум реки, словно шелестел ветер. Луга, которые мы проезжали, выглядели точь-в-точь как пастбища, но ни коров, ни других животных нигде не было видно. Людей, трудящихся в полях, я тоже не увидела.

У подножия холмов дорога уходила от реки и немного поднималась в гору. Когда машина оказалась в верхней точке, то я увидела то, что прежде было скрыто.

– Какой большой дом, – прошептала я восхищенно.

Никогда не видела ничего подобного, только на картинках. Взору предстал огромный каменный особняк, окруженный воистину прекрасным садом и змейками аккуратных дорожек.

Мы спустились с горы, проехали сквозь распахнутые кованые ворота и подъехали к крыльцу дома.

– Так, вот мы и приехали, – объявил Оден. – Вещи ваши, думаю, привезли раньше, они уже в доме в ваших спальнях. Несса, я помогу вам выбраться.

Мужчина открыл дверь и подал мне руку, помогая спуститься. Проснувшийся Аид уже настороженно бродил по земле, первым выскочив через окно.

Оказавшись на земле, я смахнула влажную от пота прядь, упавшую на глаза, и посмотрела на машину, в которой ехала.

Удивительно, но у пикапа не было никаких колес. Вообще. Совсем. Он просто висел в воздухе!

Увидев мой заинтересованный взгляд, Оден слегка смущенно произнес:

– Знаю, модель уже старая, дорожный просвет слабый. Сейчас новый транспорт улучшен новыми магическими формулами, и воздушные «подушки» выше поднимают… У несса много видов транспорта… Надеюсь, он не прогневается, что я его племянников на своем личном привез…

Оден не успел договорить. Дети спрыгнули и побежали на крыльцо, как вдруг нас накрыла здоровущая тень.

– Дядя! – завопили дети, развернулись и снова выбежали на площадку перед домом. Замахали руками, приветствуя дядю.

– Несс прилетел, – подобострастно произнес Оден.

Я подняла взгляд в небо и обомлела.

Дракон.

Глава 3

***

Женевьева

Морда у дракона была вытянутая, огромная, скалящаяся, зубастая и перепачканная чем-то бурым. Кровью?

Гигантский ящер имел медно-золотой окрас, словно он был отлит из металла, и чешуя его будто огнем горела в лучах полуденного солнца.

Для меня чувство реальности испарилось. Это был свирепый зверь, полный невиданной силы и мощи.

Дракон сделал небольшой круг у дома, несколько раз громко протрубил, и от этого звука у меня разом все волосы на теле дыбом встали. Дракон весьма грациозно опустился на землю, расправив могучие крылья. Поднял клубы пыли, но словно по чьему-то желанию, пыль тут же улеглась обратно.

А потом произошло и вовсе необыкновенное чудо: тело дракона охватило настоящее пламя. Из образовавшегося огненного столба вышел обычный человек. Мужчина.

– Здравствуй, дядя! – замяукали дети и кузнечиками запрыгали на месте.

– Несс Нерваль, ваше поручение выполнил, и… – заговорил с поклоном Оден, но тут же осекся, увидев грозное выражение лица своего хозяина.

Я тоже смотрела на мужчину и нахмурилась.

Он глядел на меня, и взгляд его был просто убийственным.

Я обернулась, надеясь, что это все-таки не на меня глядит чем-то сильно разгневанный дракон, но позади никого не наблюдалось. Открыла рот, чтобы поздороваться, но прежде чем успела хоть слово сказать, дракон резко дернул меня на себя, развернул спиной и сдавил мое горло мускулистым предплечьем.

Я не успела даже его движение уловить, настолько молниеносно быстро все произошло. Только вот, какого черта!

– Несс! – воскликнул ошарашенно Оден.

– Дядя! Не делай ей больно! – крикнули дети и запрыгнули на спину своему психу-дяде в попытке спасти меня от него.

Он одним движением плеча сбросил детей и прошипел ядовито прямо мне в ухо:

– Проклятое небо мира! Откуда ты только взялась?! Зачем меня нашла? Зачем!

Я дергалась в его железной хватке, но силы были неравны.

Да я, в общем-то, искала только своих подруг и не планировала путешествие в другой мир. Но сейчас смогла только захрипеть, пустить слюни и надуть пузырь от нехватки воздуха.

Инстинктивно я попыталась хоть ногой достать по колену этого ненормального, но дракон лишь сильнее стиснул руку вокруг моей шеи, так что появившиеся перед глазами звезды начали исполнять красивый танец. Я изо всех сил, со всем отчаяньем пыталась ослабить его хватку и вдохнуть хоть немного воздуха, но дракон, словно из стали был рожден.

И когда я уже подумала, что все, вот он, мой конец, дракон ослабил хватку, но полностью не отпустил меня.

Тем временем из особняка выбежал народ.

Все что-то говорили, возмущенно кричали дети, но дракон полностью сосредоточился на мне. Я чувствовала, как тяжело вздымается его грудная клетка, как гневно он пыхтит мне в ухо.

Сделав несколько живительных глотков воздуха и сильно закашлявшись, я ощутила, как во мне дико забурлил адреналин. Вывернулась в хвате дракона и изо всех сил впилась зубами в его руку. Укусила на совесть, до самой крови.

От странного привкуса меня тут же затошнило.

Кровь дракона была золотой!

– Великие Боги! – шептался народ. – Неужели это она!

– Какая-то она жуткая…

– Не повезло нессу…

– Дурная кровь! Что ты натворила! – прорычал мужчина, снова надвигаясь на меня.

– Несс, простите, я не знал, что она ваша… – Оден попытался заступить дорогу взбешенному дракону, но тот отбросил несчастного, как игрушку.

Оден отлетел на несколько метров и впечатался всем телом в стену дома.

Руки мужчины, надвигающегося на меня грозной могучей глыбой, начали видоизменяться в звериные лапы, и мало того, они еще и запылали огнем.

Кажется, у меня проблемы.

– Зря ты нашла меня, глупая маленькая несса, – прорычал дракон.

– Да что я вам сделала?! – просипела кое-как я. – Впервые в жизни вас вижу!

Горло от встречи с драконом дико саднило. А позже, когда шок сойдет, оно и вовсе будет болеть так, что я взвою.

Но дракон лишь поднял лапы и, кажется, готов был схватить меня прямо вот так!

Боже! Я же сгорю заживо! Нет, нет и нет! Это самый ужасный вариант смерти! Хуже не придумаешь!

Я развернулась и собралась со всех ног броситься, куда глаза глядят, но впереди был только дом. Я успела сделать несколько прыжков, как вдруг меня прижали к стене. Дракон развернул меня к себе лицом и впился в меня разъяренным взглядом янтарных глаз, прожигая меня насквозь.

Я сглотнула, нервно глядя на взбешенное лицо мужчины, и не сразу поняла, что он прижимает меня к стене не руками, а лапами, и лапы все еще в огне!

Огонь гудел, оранжевые языки лизали мою кожу, но не жгли, не причиняли боль и никак в принципе не действовали на меня, кроме того, что согревали.

Пострадала только моя одежда. Она никак не могла противостоять огню и довольно быстро превратилась в тлеющие лохмотья.

Дракон молчал. Его ноздри трепетали, взгляд убивал.

– Я каким-то образом оказалась в вашем мире… – просипела я неуверенно, трясясь от ужаса и дикого страха. – И была бы рада вернуться домой…

Я замолчала, ожидая, что он сейчас что-то скажет, но он лишь плотнее прижался ко мне, обдавая всю жаром своего тела.

– Простите… если как-то оскорбила вас своим появлением… Я могу уйти… Прямо сейчас… Мне ничего от вас не нужно… Клянусь…

Что-то я уже разлюбила драконов и не хочу продолжать с ними никакого знакомства.

– Поздно, – сказал мужчина злобно и резко схватил меня за горло.

Опять?!

И вот тут мою шею обожгло так, что я забилась в его хватке дикой кошкой. Я закричала от боли, хватаясь за лапу дракона, впиваясь в его чешуйчатую плоть ногтями и до крови его расцарапывая, пытаясь отодрать от себя этого ненормального.

Обжигающая боль проникла в меня и потекла по венам. Это было так чудовищно, словно меня вывернули наизнанку, пропустили через мясорубку и решили собрать заново.

Наконец сознание не выдержало пытки, и меня накрыла спасительная темнота.

Глава 4

***

Женевьева

Очнулась я резко и тут же приняла вертикальное положение.

Естественно, обстановка была незнакомой и, увы, не приходилось надеться, что случившееся мне привиделось или приснилось.

В ногах клубком свернулся и сладко спал Аид. Кот даже не пошевелился, когда я погладила его по спинке. Он только ухом повел, и на этом общение со мной завершил.

Я огляделась.

Комната была достаточно большой, чтобы вместить сюда и спальню, и гостиную, и даже библиотеку. А лежала я на неудобной жесткой софе. Не могли, что ли, до кровати донести? Вон стоит, всего в паре шагов. Не кровать, а монстр.

Вздохнув, я решила, что пусть так. Я вообще думала, что дракон меня задушит, сожжет и сожрет. Но нет, я жива. И даже, кажется, вполне здорова. Тело нигде не болит. Уже хорошо.

Я снова огляделась.

В принципе, это даже не комната, а целые апартаменты.

Встав, я прошлась по помещению. Главным его украшением, делящим комнату на две половины – на спальню и гостиную-кабинет, был очаровательный витраж с изображением цветущего сада: дракон гибким хвостом обвивал прекрасную деву, находящуюся в глубоком обмороке. Раскрыв зубастую пасть над ее головой, дракон собирался то ли ее сожрать, то ли поцеловать…

Скорее всего, первое.

Определенно, создатель витража считал дракона главным персонажем, и все внимание уделил именно ему: тело ящера извивалось через все полотно сверху донизу, еще и чешуя сверкала и переливалась золотом, словно дорогое ювелирное украшение.

А вот дева была какая-то… дурнушка-замарашка? Одета скромно. Тощая косичка болтается вокруг шеи, словно удавка. Босая…

М-да, создатель картины явно мизогинист.

От созерцания неоднозначной картины у меня засвербело в носу. Я по привычке зажала нос рукой, задержала дыхание и усилием воли подавила чих.

Обошла всю комнату и пришла к выводу, что хозяин этого дома очень и очень богатый чело… э-эм… дракон.

Обстановка богатая, добротная. Это вам не дерьмо на воде, а сделано все на совесть.

Множество книг порадовали мой взор, пальцы так и зачесали взять одну и полистать, но я подавила это неуместное желание и убрала руки за спину. Мало ли, может, меня проверяют, или книги вдруг магические какие. Нужно помнить, что я в гостях. А еще я не забыла, как хозяин этого дома пытался меня лишить жизни.

Передумал?

А может, и убил, а потом воскресил?

От этих вопросов у меня проснулся зверский аппетит. Точнее, он не проснулся, а напомнил, что неплохо бы пожрать, а то во рту и маковой росинки уже черт знает сколько времени не было.

Я подошла к двери и осторожно потянула ручку на себя. Странно, но дверь не поддалась. Ох, наверное, надо открывать от себя!

Сюрприз, однако! Дверь заперта на замок! Что за шутки?!

Я опустилась на колени и заглянула в замочную скважину, но увидела мало. Продолжение роскошной обстановки дома. И все. Ни людей, ни драконов. Никого.

Я обвела взглядом комнату и только сейчас осознала, что здесь нет ни одного окна!

Блин, вот засада.

Почесав макушку, я, озадаченная, вернулась и села на софу. Подтянула к себе колени и уронила на них голову.

– Вот же влипла… – сказала вслух и тут же поморщилась.

Горло отозвалось невыносимой болью. И кстати, а я ведь не сразу осознала, что мне на шее что-то мешает. Прикоснулась к горлу и ахнула, словно каркнула ворона, таким сиплым и грубым стал мой голос.

– Это еще что?!

Не очень люблю я украшения, да и на работе с цепочками-феничками-колечками особо не наработаешься. Поэтому кроме сережек-гвоздиков не ношу ничего. А тут целый… ошейник?

Поднявшись с софы, я подошла, точнее, подбежала к ростовому зеркалу, что стояло в углу, и снова ахнула, испытав самый настоящий шок.

Но обалдела я не при виде золотого и массивного ошейника. Из зеркала на меня взирала… взирало… Чудо-Юдо Рыба-Кит лучше меня выглядит!

Волосы сбиты в колтуны и выглядят хуже, чем моя студенческая мочалка из люфы! Из путаных кустов торчат листики и веточки!

Серьезно?! Мной что, сено косили, пока я в отключке была?!

Но волосы полбеды, а вот лицо… Мама дорогая!

Белки глаз красные, будто я озверину напилась. Тушь размазалась по всей физиономии и смешалась с кровью, которая высохла у меня под носом. Шерсть от кота, прилипшая прямо над губой, красоты образу тоже не добавила.

Грязная усатая попаданка!

Губы потрескались и тоже были измазаны в чем-то вообще коричневом!

Одежда висела лохмотьями. Спасибо дракону, что подпалил меня!

Босая. Грязная. Вонючая.

Я понюхала подмышки и скривилась. Боже, от меня воняет хуже, чем от помойки! Обернулась и поглядела на витраж. Покачала головой.

Вот теперь точное сходство: я-замарашка и золотой дракон, что собирается мной полакомиться. Но дракоша не стал этого делать, чтобы не подхватить заразу какую…

– Кошмар… – просипела я, испытывая настоящий ужас от своего внешнего вида.

Покрутив ошейник, я снова испытала чувство жути и подставы: на моем новом украшении не было ни замочка, ни скважинки под ключ. Ни-че-го. Сплошной металл!

– Ерунда какая-то… – прошептала я испуганно.

Еще несколько тысяч-миллионов раз я подергала-покрутила и даже попилила канцелярским ножиком ошейник, но все оказалось бессмысленно. «Украшение» не снималось.

Я выдохлась, устала, завоняла еще больше. Желудок уже не урчал, а ревел от голода. Заревела и я. Ноги подкосились, и я так и рухнула у зеркала, рыдая в голос.

Проснулся Аид и подскочил ко мне, словно ужаленный. Начал тереться об меня и мурлыкать, пытаясь успокоить, мол, ну чего ты, дурочка, все хорошо будет.

И я успокоилась. Точнее, перестала реветь. На место жалости к себе пришел гнев.

Я вскочила, военным шагом промаршировала к двери, замолотила по ней кулаком, что есть силы, и заорала:

– Немедленно откройте, иначе я выломаю эту дверь, а потом спалю к черту весь этот до-о-о-м! Я не шучу-у-у-у! А-а-а-а-а-а!

Про «спалю» я не лгала. В камине тлели угли.

– Долго орать собираешься? – вдруг раздалось позади меня.

Продолжая голосить звук «а-а-а», но уже не так неуверенно, я медленно обернулась и увидела сидящего у камина того самого наглеца, что меня душил, а потом самозабвенно сжигал.

Я тут же захлопнула рот и удивленно на него воззрилась.

Откуда он здесь взялся?

– Полог невидимости, – сказал он, словно прочел мои мысли, продолжая по-королевски сидеть в кресле и рассматривать меня таким взглядом, будто решал, то ли сейчас меня прикопать где-то за плинтусом, то ли пожалеть плинтус и лучше в болоте утопить.

И столько отвращения в его взгляде, столько гнева и ярости…

Так, стоп!

Я сузила глаза и прошипела не хуже своего Аида:

– Как вы смеете удерживать меня насильно и еще вешать какой-то обруч, словно я рабыня! Снимите это немедленно!

Горло мое несчастное заболело еще сильнее, матеря нерадивую хозяйку на все лады.

Дракон вдруг щелкнул пальцами, по его руке пробежала настоящая огненная волна и в его пальцах появилась массивная огненная цепь. Эта цепь материализовывалась на моих глазах прямо в воздухе и огненной змеей подбиралась теперь ко мне!

Я попятилась и спиной врезалась в стену. Зажмурила глаза и вдруг ощутила рядом с собой тепло.

Открыв глаза, я с ужасом обнаружила цепь на своем ошейнике. Дракон начал наматывать ее на кулак, а потом рванул на себя, и я по инерции дернулась вслед за ней и упала, распластавшись на полу, прямо у ног дракона.

На ногах у него были добротные сапоги из явно хорошей кожи.

Каз-з-зел! А я босая, грязная и голодная тут валяюсь у его ног с ошейником и на цепи!

Так и хотелось мне завопить: «Шо происходит?!»

Глава 5

***

Женевьева

Разозлилась я не на шутку. Тряхнула головой и придала своему и так жуткому виду еще более устрашающий акцент. Короче, скривила такую рожу, что дракона передернуло.

Бе-е-едненький, не нравлюсь, да? Так вот и нечего меня на цепи, как собаку, держать! Отпустить меня надо на волю вольную и закончить этот фарс!

Я поднялась на ноги, сделала вид, что стряхнула с колен грязь, хотя тут не смахивать надо, а отмачиваться в литрах пены.

Потом посмотрела свысока на грозного хозяина дома, приложив все усилия, чтобы запугать его, хотя понимала, что это не принесет никакой пользы… Но попытка – не пытка.

Я схватила огненную цепь у самого ошейника и облегченно вздохнула: она меня никак не обожгла. Затем ледяным тоном произнесла:

– В своем мире я всегда считала драконов мудрой, разумной и интеллигентной расой. Вы даже не можете себе представить, какое я испытала разочарование от вашего поведения. А на первый взгляд вы адекватный мужчина…

Замолчав, я подергала цепь, звенья которой мужчина поглаживал большим пальцем.

– Мне все равно, что ты думаешь обо мне, – проговорил он небрежно. – Будь покорна и молчи, раз уж нашла меня.

Он прошелся по мне многозначительным взглядом и уже с отвращением добавил:

– Подбросила же мне судьба такую безобразную и строптивую пару. Всегда считал, что моя истинная будет хороша собой и, самое главное, покорна.

От его слов у меня брови взлетели и затерялись в колтунах из волос.

Чего?! Пара?! Истинная?!

Пара на цепи?!

Боже! Ты что, так жутко решил подшутить надо мной?! Что за больная фантазия!

– Не совсем поняла вас… – промямлила я. – Я – ваша пара?

– Да, – ответил дракон и поднялся.

Щелкнул по цепи, и она тут же истаяла прямо на глазах. А вот ошейник остался.

– Сиди здесь, – распорядился он. – К тебе скоро придут и отведут в бассейн. Увы, простая ванна здесь бессильна. Тебя приведут в порядок, дадут одежду по статусу и накормят. После поговорим.

На слово «накормят» мой желудок исполнил очередной кульбит и громко зарычал, требуя еды прямо сейчас.

– А если я не желаю быть вашей парой, – заявила я, заступив ему дорогу. – Отпустите меня, и закончим на этом наше яркое, но весьма неприятное знакомство.

Вместо слов дракон скривил губы, брезгливо сжал мои плечи кончиками пальцев и, как вещь, отодвинул меня в сторону, а затем невозмутимо направился к выходу.

Ну не-е-ет, так не пойдет, чертов драконище!

– Это вы так себя вызывающе и смело ведете, потому что у вас в кармане лежит запасная челюсть, и костыли за углом припрятаны, да? – прорычала я не хуже своего Аида, когда он не в настроении.

Да, да, я нарывалась на неприятности. Но, черт возьми, я хоть и не местная, но это не значит, что со мной нужно общаться как с рабыней! Он же совсем меня не знает, да еще и парой своей объявил, а относится так, будто я не истинная пара, а противная жвачка с дороги, прилипшая и испортившая дорогие сапоги, которые выбросить, ой, как жалко.

Мужчина остановился и, обернувшись, сказал:

– Не стоит сердить меня. Иначе наложу на тебя печать вечного молчания.

Он ушел, и я осталась одна.

Не совсем одна. Аид сидел у камина и смотрел на меня будто с укором: мол, не умеешь ты, Женька, с мужчинами общий язык находить. А не можешь, так лучше молчи.

– Да иди ты, – фыркнула я на кота и опустилась рядом с ним прямо на пол.

Не прошло и двух минут, как двери распахнулись, и в комнату вошли две женщины.

– Несса, следуйте за нами, – сказала та, что выглядела постарше.

– В бассейн? – уточнила я.

– Да, несса, – кивнула она.

– А… А можно сначала поесть? Я очень голодна, – попросила я с мольбой в голосе и добавила, сложив ладошки в молитвенном жесте: – Пожалуйста.

Женщина переглянулась с другой, и та как-то странно мотнула головой.

– Понимаете, несс нам приказал…

– Несс ничего не узнает, – успокоила я их. – Просто я так голодна, что при водных процедурах могу потерять сознание. Уж я себя знаю. И вряд ли нессу это понравится.

И тут в переговоры влез Аид.

– Мр-р-р… мя-а-ур-р-р… – произнес он.

Женщины с улыбкой посмотрели на кота, который принялся виться у их ног и тереться, выпрашивая лакомство. Я кивнула на своего питомца и сказала:

– Мой кот тоже голоден. Смотрите, как вымаливает еды…

– М-м-м… Хорошо, несса, – вздохнула старшая, и сказала своей помощнице: – Иди на кухню, пусть принесут нессе и ее пушистому другу перекус.

Помощница удалилась, а старшая осталась со мной.

Что ж, вот сейчас я кого-то попытаю вопросами.

***

Ан'Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов

Едва успел прилететь с ежегодного собрания скотоводческого союза Южного государства, вовсе без настроения и какого либо желания нянчиться с племянниками сестрицы, что решила избавиться от мелких вредителей, нагло сплавив их ко мне, как мой зверь на подлете к дому учуял ее.

Моя пара.

Я не смог сдержаться, мое умение владеть собой испарилось, будто его никогда и не было, словно я превратился в необузданного и дикого зверя, который только-только учится сдерживать и контролировать свою ярость.

Обычно я невозмутим, но в момент, когда я учуял ее, а затем и увидел, мной завладела первобытная всепоглощающая ярость.

Пара. Еще и чужачка. Одна сплошная неприятность на мою голову.

Когда это я успел прогневить Богов, что они послали мне такую кару?

Ведь все было замечательно до ее появления. Я нашел замечательную драконицу – послушную, смирную, тихую и роскошную молодую девушку. Прошлой весной она стала совершеннолетней. Ее семья мечтает породниться со мной.

Клан огненных драконов славится силой, могуществом и капиталом. Девушка из нашего клана  была чудо, как хороша. Ее отец дал малышке превосходное образование. Милия красиво поёт. А танцует она так, что дух захватывает. Владеет всеми видами расслабляющего массажа. Знает современные стихи и может цитировать их тихими уютными вечерами. Аристократка – утонченная и изящная. Идеальная жена!

Я сжал в кулаки руки, что моментально превратились в когтистые чешуйчатые лапы.

Из груди вырывалось рычание. Гнев снова брал надо мной верх.

По всеобщим законам Союза Объединенных государств я обязан жениться на своей истинной паре, раз она нашла меня до того, как я сочетался браком с другой. Будь все иначе, будь я уже женат на Милии, чужачка бы просто осталась жить в моем доме в качестве любовницы.

Вспомнив, насколько некрасива моя пара, я понял, что лучшее место для нее – это хлев.

Увы, но наша природа такова, что найдя истинную пару, мы должны держать ее рядом. С ее отсутствием зверь слабеет. Во избежание различного рода провокаций мы посадили их на магическую цепь. Никто и никогда не может отобрать у дракона его пару и сделать из него марионетку.

Истинная пара – слабое место любого дракона не только со стороны врагов. Каждый мужчина знает отвратительную историю про женщину, любимую, истинную пару дракона, которая предала его, погубила целый клан и едва не уничтожила всю нацию.

Мы нашли способ избежать зависимости от своих пар, которую испытывали наши предки – пылинки сдували, охраняли, как самое ценное сокровище, исполняли любой каприз, могли сокрушить любое государство ради единственной. В те времена кровь лилась рекой… Все из-за женщин: алчных, необузданных в своей жестокости и коварности существ.

Теперь всем мальчикам после первого оборота в зверя удаляют особые железы, которые и сводят с ума, когда находится истинная пара.

Увы, но инстинкты никак не вырезать и не уничтожить, когда пара находит тебя сама.

Один лишь плюс – я не стану ее марионеткой, как было в давние времена. Она всего лишь пара, которая по всем физиологическим и психологическим данным идеально подходит для меня и моего зверя. Но это лишь насмешка природы. Пережиток прошлого. Рудиментарное чувство, доставшееся нам от предков.

Тем не менее, по законам я обязан жениться на ней.

Инстинкты взяли надо мной верх, когда я увидел ее – никогда не желал, чтобы моя пара нашлась. Судьба посмеялась надо мной.

Хуже времени она выбрать не могла, чтобы явиться сюда. Жаль, но о Милии я теперь могу только мечтать.

Я едва не ударился в панику, пока не сделал единственное, что спасло меня и эту уродливую чужачку – ошейник и цепь. Теперь я всегда знаю, где она и какое у нее настроение. Сейчас она злится, очень сильно злится.

Хотя, имей я такую внешность, тоже бы злился.

Я попытался сосредоточиться на скучных цифрах из отчетов управляющих фермами, но мысли тут же вернулись к предстоящей беседе с парой и неизбежному разговору с семьей Милии.

Проклятье!

Глава 6

***

Женевьева

Хвала высшим силам! Наконец я перекусила. Аид тоже.

Когда голод притупился, мне стало намного легче думать и воспринимать ситуацию в целом. Хотя, по правде говоря, я пока гнала все мысли прочь. Я была не против водных процедур, чистой одежды и хорошего обеда. А вот после этой роскоши можно уже и поговорить адекватно и обстоятельно.

Милдред, старшая служанка в доме несса, в двух словах рассказала мне, почему дракон повел себя так агрессивно. Все дело в том, что истинная пара в этом мире никакая не радость. Прошли те времена, когда вторые нежные половинки считались благословенной радостью, и драконы искали их, мечтали о встрече и любили больше, чем полет в небесах.

Настали иные времена. Истинная половинка дракона в настоящем – это нечто вроде обузы и, не побоюсь этого слова, проклятия.

Пока пара не найдена, дракон живет себе спокойно и свободно. Он может обзавестись семьей и прожить долгую и счастливую жизнь, не обремененную истинной парой. И будет счастлив, что не встретил ее.

А вот если она все-таки находится, происходит некая сложная и мгновенная химия. Что-то переключается в организме дракона, и он становится зависимым от своей половинки: заболеет она – ему будет плохо; умрет она – его зверь погибнет, останется лишь человеческая оболочка, что сродни той же смерти; похитят пару дракона и будут его ей шантажировать – он сделает все ради нее. Драконы же люто ненавидят, когда их используют.

С женщинами ничего подобного не происходит. Они никак не страдают, если заболеет или погибнет их пара. Драконицы не теряют своего зверя.

Мужчины считают подобный расклад несправедливым. Но они нашли способ побороть эту зависимость. В раннем возрасте у драконов удаляются особые железы. А чтобы истинная пара всегда была под присмотром – она носит ошейник, который, словно передатчик, позволяет дракону следить за ее состоянием: настроением; бодрствованием или сном; эмоциями; больна она или здорова. Чем дольше женщина носит ошейник, тем крепче становится сама связь – со временем дракон сможет даже читать мысли своей пары.

Цепь, как вы уже поняли, магическая. Ее дракон создает своей силой. По сути, цепь – это те самые волшебные нити, которые формируются сразу же, как только находится пара дракона. Но чешуйчатые так «любят» своих истинных, что облекли узы настоящего волшебства в цепи.

Гады, одним словом. Это же надо так жестоко, словно асфальтоукладчиком, проехать по своим истинным! Слов нет.

Большего мне не удалось вытянуть из Милдред.

С одной стороны, это похвально. Женщина верна хозяину. Она рассказала мне только участь истинной пары и причину недовольства дракона. О самом быте несса и домочадцах, а так же о моей будущей судьбе она категорически отказалась говорить, сославшись на несса, мол, он сам мне все расскажет. Если пожелает.

Если честно, дорогие мои, то все в этом мире было неправильно.

Истинная пара – не радость, а самое настоящее горе. Драконы воспринимали эту связь, как коварную. Ту, что способна затмить все яркой вспышкой, а потом стать внезапно беспросветной мукой.

Другого выхода у меня якобы нет, кроме как стать послушной, тихой и, желательно, незаметной парой несса. Этакое ненужное приложение к дракону, которое он не хотел бы иметь в своей жизни. Никогда.

Еще меня страшно раздражал факт, что никто не поинтересовался, хочу ли я оставаться в этом доме, желаю ли быть парой этого психа, и вообще не спросил никто, кто я, откуда не нужна ли мне помощь… Я очень хочу домой.

***

Бассейн меня удивил. Он находился на цокольном этаже и был скорее огромной купелью.

Все помещение было отделано в светлых тонах. Высокие колонны, со спиралевидным рисунком держали каменный, словно пещерный, потолок, куполом укрывающий это чудесное место. На стенах мерцали настоящие свечи в изящных подсвечниках.

Сам бассейн имел круглую форму.

Бегло осмотревшись, я едва не присвистнула.

Здесь был шикарный бар, и девушка за стойкой наливала из шейкера в высокий фужер малиновый напиток.

Для меня, что ли?

Помимо бара была здесь и зона отдыха – мягкие диваны, заваленные цветастыми подушками.

Неподалеку от самого бассейна возвышался подиум. Подозреваю, что на нем проходят шоу для достопочтенного несса, имя которого я благополучно забыла, а ведь Оден мне его называл.

Я тут же вспомнила добрых ребят – Кару и Эн'Тая. Как они ко мне будут относиться?

Ладно, нечего гадать, скоро и так все узнаю.

Две девушки поджидали у самого бассейна, где весело булькала вода, белый пар и пена шапкой манили в свои объятия, обещая тепло и райское наслаждение.

В общем, здесь было очень красиво.

На бортике торчала небольшая, но длинная полочка. На ней стояли многочисленные баночки, тюбики, флаконы, пемзочки-мочалочки…

Боже! Радость-то какая!

Девушки раздели меня догола и указали, где входить. Я спустилась по небольшим ступенькам, и вот моя кожа покрылась мурашками от соприкосновения с горячей водой. А как ароматно она пахла!

Девушки начали меня отмывать.

И да, я была права, коктейль предназначался для меня. Прохладный, чуть терпкий, но вкусный напиток успокоил меня, и я полностью расслабилась, решив не мучить себя сомнениями и предположениями.

Быть может, несс тоже успокоится, когда увидит меня, чистую и приличную женщину. Между прочим, я великолепный ветеринар, и мы найдем общий язык.

Кто знает, может, он поможет мне вернуться домой?

***

Женевьева

Мои волосы, лицо, мое тело – все было вымыто, выбрито, выхолено, надушено. Ногти на руках и ногах накрашены, на лице легкий макияж.

Мне выдали чистую одежду… Правда, одеждой эти лоскутки ткани назвать было сложно. Да, очень красиво, даже можно сказать, бесподобно. Сама ткань чудо как хороша и приятна телу, но…

Но я не стала ломать голову и закатывать истерик. Если дракон распорядился нарядить меня, как восточную шлю… красотку, то пусть. Я в его доме, в его мире и вроде как истинная пара, не переломлюсь пока следовать его правилам. Но вот дальше… А дальше увидим.

Серебряная юбка длиной до пола, с длинным разрезом сбоку. К ней шел топ с широкими рукавами и глубоким вырезом. Надела я всю эту красоту и обулась в мягкие туфли, но на высоком каблуке.

– Вы очень красивы, несса, – с улыбкой произнесли девушки, что помогали мне отмыться и приводили меня в порядок.

Мы с девочками успели подружиться и поболтала на сторонние темы: я не стала смущать их вопросами о драконе.

– Спасибо, – улыбнулась я в ответ и наконец посмотрелась в зеркало.

Внимательно разглядела себя и поняла, что никогда не выглядела так хорошо.

– Никогда не думала, что серебро мне к лицу, – пробормотала я.

Как ни странно, но золотой ошейник очень даже гармонировал с холодным цветом моего костюма.

– Несс вас уже ждет. Он распорядился, чтобы сегодняшний обед прошел без него. Вы с ним отобедаете в его кабинете, – сказала служанка. – Милдред вас проводит…

– Спасибо вам, девочки, – поблагодарила я дракониц: они были драконицы – выдавали глаза. У всех узкий вытянутый зрачок.

Их, кстати, удивили мои круглые зрачки. Никогда не видели таких и никогда не пронимали гостей из других миров, даже не знали, что они в принципе бывают. Сюрприз. Я как раз из другого мира.

Милдред, увидев меня, очень удивилась. Видимо, не ожидала, что я могу быть вполне симпатичной. Тайными коридорами она провела меня к кабинету дракона и постучала в массивную дверь.

– Входи, – раздалось оттуда довольно недружелюбно.

– Идите, несса, – сказала женщина и толкнула передо мной дверь.

Дракон стоял возле небольшого стола, накрытого на двоих. Он был в черном костюме свободного покроя. Однобортный пиджак, широкие брюки, молочного цвета водолазка. На пальцах сверкали кольца. Руки сложены на груди. Волосы блестящими темными кольцами спускались почти до плеч.

Я не могла отвести от него глаз.

А он, казалось, забыл, как дышать. Не ожидал, дракончик, увидеть меня вот такой прехорошенькой?

Я сама понимала, что смотрюсь очень неплохо.

Он долго меня рассматривал, бесстыдно задерживая взгляд на гладкой коже оголенного живота, на декольте, изучал мои блестящие и пышные волосы, что тяжелыми шоколадными локонами рассыпались по спине и плечам. Потом перевел взгляд на лицо и сказал чуть хриплым голосом:

– Что ж, я ожидал худшего.

Каз-з-зел!

– Садись. Поедим, потом поговорим. – Он кивнул мне на стул и тут же сам сел на свой.

Я проглотила язвительные высказывание и решила пока быть лапочкой.

Медленно и изящно я пошла к столу, позволяя мужчине увидеть, как я двигаюсь. Да, любая женщина в красивом наряде и на каблуках будет шагать, как королева.

Я опустилась на свой стул и произнесла спокойным тоном, каким я обычно общалась с хозяевами своих пациентов:

– Приятного аппетита, несс.

Чтоб ты подавился, гад чешуйчатый.

Глава 7

***

Женевьева

Стоило признать, готовят в доме дракона невероятно вкусно. Я съела первое блюдо и второе, и даже третье, хотя живот неприлично надулся.

Дракон странно косился на меня, но молчал. Думал, что с таким аппетитом я буду объедать его?

Хороший аппетит демонстрирует хорошее здоровье, между прочим. А с другой стороны, обжорство – первая ступень к ожирению, напомнила я себе и отказалась от десерта. Хотя выглядела сладость так аппетитно, что очень хотелось попробовать хоть кусочек… Я решительно себе запретила. Хватит, и так объелась, сейчас лопну.

– Итак, сначала представлюсь, если ты еще не узнала моего имени – Ан'Рэнхард Нерваль из клана Огненных драконов, – с достоинством произнес мужчина, когда слуги укатили столик-тележку с пустыми тарелками и не тронутым десертом. – Расскажи, Женевьева свою историю. Ты вроде упоминала, что пришла из другого мира.

О! Запомнил мое имя, ну надо же. Только вот не скажу, что рада с ним познакомиться.

– Благодарю за новую одежду и вкусный обед, – выразила я для начала благодарность.

Он ничего не сказал в ответ. Тогда я вздохнула и начала рассказывать, как попала в этот странный неправильный мир. Умолчала, конечно, что фанатка драконов и что произнесла вслух желание, связанное с чешуйчатыми, постаралась убрать эмоции, оставила только факты. И в конце добавила:

– Девушки мне рассказали о ваших истинных парах и почему нужна цепь и ошейник… – Я тронула упомянутое «украшение» и скривилась. – Если честно, то я совсем не рада попасть в подобное положение, и вам, естественно, ничего хорошего от этого… Поэтому, если вы знаете, каквернуть меня домой – помогите мне. Пожалуйста. Вы избавитесь от ненужной вам пары, а я окажусь там, где осталась вся моя жизнь – любимая работа, друзья…

Закончив, я посмотрела на задумчивого и удивительно спокойного дракона.

– Про перемещение мне все ясно, – наконец произнес он немного задумчиво.

То есть, он все-таки может разговаривать как адекватный челов… дракон?

– В каждом мире имеются пространственные туннели, которые ведут в другие миры. Но просто так в них не попасть. Нужны сильные неблагоприятные погодные условия, аномальная зона и скорость, которая должна развиться до гравитационной. В теории скорость гравитации не входит ни в одну формулу для перемещений, так как считается бесконечно большой. Но если предположить, что можно разогнать предмет до такой степени, то его должно элементарно расщепить на атомы. Есть легенды, что раньше мы могли перемещаться по мирам…

Он замолчал и погрузился в раздумья.

– То есть… – проговорила я убитым голосом. – Я не могу вернуться?

– Даже если бы могла, Женевьева, я бы не позволил, – сказал дракон и посмотрел мне в глаза: – Ты – моя пара и отыграть назад уже ничего нельзя. Теперь расскажи, чем ты занималась в своем мире и какая твоя вторая сущность.

Я чуть не рассмеялась.

– Я – ветеринар, несс Нерваль. Лечу животных, – сказала я гордо. – А про вторую сущность, надеюсь, вы пошутили, потому что я ее не имею.

– В смысле? – нахмурился мужчина.

– В прямом, – улыбнулась я во все тридцать два зуба и получила искреннее удовольствие от недоумения и недоверия дракона, в полной мере отразившихся на его холеном лице. – Я – человек, несс. В моем мире люди ни в кого не оборачиваются. Только в легендах и сказках можно прочитать про разных оборотней, и все.

Он тяжело вздохнул и покачал головой. В его глазах промелькнуло глубокое разочарование.

М-да-а-а… Мало того, что истинная нашлась, так я еще и не имею второй сущности. Наверное, дракон сейчас думает, за что ему такое наказание?

– Мне искренне жаль твою расу, Женевьева, – наконец, произнес Ан'Рэнхард. – Не думал, что могут где-то жить такие убогие и несчастные существа.

Чего?!

– Ничего мы не убогие, – разозлилась я. – Не обязательно быть оборотнем, чтобы жить полноценной и счастливой жизнью.

– Ты сказала, что лечишь животных, – сменил он тему.

– Да, это так. Я ветеринар.

Дракон цинично усмехнулся.

– Я не верю, Женевьева. Женщина не может заниматься лечением, из какого бы мира она не была. И на будущее, не смей лгать мне, иначе я потеряю то немногое терпение, которое у меня еще осталось.

Терпение, которое у него еще осталось! Нет, вы только посмотрите, каков наглец! Не верит он, что женщина может лечить животных!

Я гневно сверкнула глазами на дракона, но не успела высказать свое возмущение, как он снова заговорил.

– И знай, наша с тобой связь позволяет мне чувствовать тебя. Сейчас не так хорошо, потому что она только-только образовалась и еще не укрепилась, но через пару-тройку недель я буду знать о каждой твоей эмоции и каждом твоем шаге.

Это, ну вообще ни в какие ворота!

В ярости выпрямившись во весь свой невысокий рост, я холодно посмотрела на него, вздернула подбородок и как бы свысока (дракон сидел, я стояла), пользуясь своей позицией, произнесла:

– Послушайте, несс Нерваль, я вам не тихая мышка! И не подумаю подчиняться вашим приказаниям. Я уже сказала вам, кто я такая. Ветеринар. Если вы не желаете слушать меня, это ваши проблемы. Увы, но я не могу сбегать в свой мир за дипломом и вернуться, чтобы доказать вам, что я доктор! И раз уж между нами связь, то вы должны ощущать хотя бы отголоски эмоций, которые я сейчас переживаю! А я сейчас злюсь, несс. Очень сильно.

Я кожей почувствовала, как его обуяла ярость.

– Милосердные боги! Помогите мне не потерять самообладание, чтобы не схватить и не встряхнуть свою пару так, чтобы у нее зубы изо рта вылетели! – прорычал он, глядя на меня диким взглядом.

Я сузила глаза и прошипела:

– А давайте вы обернетесь драконом, и мы сломаем вам что-нибудь, тогда вы посмотрите, как я буду лечить.

«Например, проломим череп», – добавила я про себя.

– Ну и наглая же ты! Ладно, Женевьева, ты чужая, из другого мира, поэтому я на первый раз поверю тебе на слово. И прощу, так же на первый раз, твою дерзость. Запомни, в этом доме и в этом мире ты – моя пара. Ты спокойная, тихая и незаметная женщина, исполняющая любое мое пожелание, любой мой приказ. Уясни этот факт и больше не выводи меня из себя, иначе ничем хорошим не закончатся наши едва начавшиеся отношения.

У нас есть отношения? Да мы впервые друг друга увидели и тут же возненавидели!

Мне захотелось заорать и затопать ногами. Почему этот гад такой твердолобый!

Не успела я выплеснуть на него свое негодование, как в дверь робко постучали. Тут же, не дожидаясь ответа, ее открыли. В проеме появилась голова маленькой Кары.

– Дядя! Дядя Рэн! А за домом козлы на дерево забрались! И никто не может их оттуда согнать!

– Милая племянница, тебя явно не учили хорошим манерам, – ласково, но чуть сердито сказал дракон. – Я не давал разрешения входить. В следующий раз дождись, когда тебе позволят, понятно?

– Угу, – кивнула девочка, но судя по тому, как упрямо сверкнули глаза Кары, в гробу она видала разрешение своего дяди.

– Никогда не видела козлов на дереве, – сказала я и ядовито обратилась к дракону: – Разрешите ли вы, о высокопочтенный несс Нерваль, своей недостойной вас паре пойти посмотреть на козлов?

Потому что на одного козла я уже вдоволь налюбовалась.

Дракон посмотрел на Кару, которая с любопытством сначала глядела на меня, явно не узнавая, потом на своего дядю. Племянница ждала его решения.

Дракон скрипнул зубами и сказал:

– Да, можешь идти. Вечером еще побеседуем. Надеюсь, ты остынешь и будешь готова к адекватному диалогу. Кара, будь любезна, после созерцания козлов покажи нессе наш дом.

Это я неадекватная? Я должна остыть? Ну звездец тебе, драконозябр!

– Ой, с удовольствием! Несса Женевьева, а я вас не узнала сначала. Вы такая красивая. Вот же дяде повезло с истинной парой! Правда, дядя, тебе же повезло?

Я едва не прыснула со смеху, такое лицо стало у дракона. Словно он выпил литр лимонного сока вперемешку с уксусом.

– Конечно, – выдавил он из себя и кивнул мне, чтоб скорее убиралась с глаз долой.

Я взяла девочку за руку.

– Только неплохо бы мне переодеться… – вспомнила я, когда мы вышли из кабинета злого дракона.

– Надо найти Милдред, – сказала Кара.

Милдред нашлась быстро.

Она сказала, что уже сегодня для меня привезут одежду, обувь и все остальное. Несс распорядился. На просьбу выдать мне прямо сейчас что-нибудь попроще из одежды, она сначала заупрямилась, мол, несса надо спросить. То да се, не положено без его разрешения, но вмешалась Кара и сказала, что дядя нам разрешил.

А что конкретно разрешил, девочка не уточнила. Умница.

В простой и удобной одежде я почувствовала себя человеком, и мы отправилась с Карой смотреть козлиное шоу.

***

– Никогда не видела, чтобы козлы сидели на деревьях, – вдохновенно сказала Кара.

– В моем мире рогатые смело могут скакать по вертикальным скалам и труднопроходимым горам, а некоторые тоже пасутся на деревьях. Есть у нас такая страна, называется Марокко, там острый дефицит кормовых угодий как раз и вынудил коз пастись на верхушках арганий. Это такие деревья с тернистыми ветками и корявыми, изогнутыми стволами.

– Нет, ну это просто возмутительно! – услышали мы с Карой, а потом увидели, как женщина и мужчина пытаются согнать пятерых коз с довольно высокого и очень красивого зеленого дерева, похожего на дуб.

– Мы только что вымыли всех собак, я убралась в хлеву, и только я на минутку отвернулась, так эти зверюги снова оказались на дереве! Нет, я не в настроении шутки шутить! Ну-ка спускайтесь, проклятые отродья!

Вьющийся рядом Эн'Тай предложил:

– А давайте, я их с рогатки постреляю?

– Не думаю, что это хорошая идея, несс, – покачал головой мужчина. – Им будет больно, они испугаются, упадут и еще покалечатся. Вы же не хотите причинить вред козочкам?

– Не-е-ет, – протянул мальчишка. – Тогда я не знаю, как их оттуда снять. А сами они слезут?

– Сами они слезут, когда жрать захотят, – недовольно фыркнула женщина и уперла руки в крутые бока. – Или когда объедят несчастное дерево. Ох, несса что ли позвать и попросить его припугнуть этих зверюг? У него магия, что надо, не то что мы, слабенькие драконы.

Мы с Карой смотрели на этот цирк и улыбались. Забавно было наблюдать.

– А ну, слезайте! – снова рыкнула женщина. – А то я сейчас сама на дерево заберусь и рога вам пообломаю!

Козы уставилась на женщину спокойными глазами с длинными и пушистыми ресницами и одновременно заблеяли:

– М-е-е-е-е-е-е!

– Наверное, они хотят сказать, что сами будут решать, когда им спуститься на землю, – смеясь, сказала я Каре.

Нас заметили, и Эн'Тай воскликнул:

– Несса! Какая же вы красивая!

– Ох, несса, простите, не увидели вас… Простите за сквернословие… – принялась извиняться и кланяться женщина.

– Все хорошо, перестаньте, – сказала я и предложила свою идею: – Поставьте под деревом ящики с морковью, капустой и яблоками. Они сами слезут. Козы очень умные животные.

На меня с сомнением посмотрели, но спорить не стали, мужчина тут же отправился за овощами-фруктами.

И что вы думаете? Не прошло и пятнадцати минут, как козы начали спускаться.

Женщину, как оказалось, зовут Энн, она работает здесь посменно, следит за чистотой и порядком в хлеву. А мужчина – Лерой. Он – конюх.

Вдвоем Энн и Лерой быстро отправили коз пастись, где положено.

Глава 8

***

Женевьева

К моей радости, вечером увидеться с драконом не удалось – улетела «птичка» по срочным делам, наказав меня запереть в комнате, не выпускать и никого ко мне не впускать, покормить и… хорошо хоть спать уложить не распорядился.

Но сердиться сил не было. День выдался о-о-очень насыщенный, и после плотного ужина хотелось только спать, спать и спать.

Я надеялась, что, проснувшись, обнаружу себя в своей маленькой, но такой уютной квартирке, лежащей в кровати в обнимку с Аидом.

Аид, объевшийся так, что у него живот стал круглым, улегся рядом со мной и громко замурлыкал.

Мой любимец завоевал сердца, наверное, всех жителей дома.

Укладываясь в очень мягкую и удобную постель в новой и красивой ночной рубашке из шелка, я прогнала в голове прошедший день.

Опустила моменты встречи с Ан'Рэнхардом, от воспоминаний которых у меня тут же начинала болеть голова, и подумала о детях.

Кара и Эн'Тай оказались наичуднейшими детьми. Девочке шесть лет, мальчишке восемь. Умные, сообразительные и любознательные.

После смешного происшествия с козами они провели меня по владениям своего дяди.

По всей территории росли дубы, кедры, сосны и другие статные деревья. Все ухоженные и здоровые. Многочисленные клумбы радовали обилием цветов и красок. В садовом лабиринте мы даже немного заблудились, но, весело смеясь, нашли выход.

На территории было много построек, где содержались овцы, которых пастухи вместе с веселыми игривыми собаками на закате вернули в загон; упрямые козы; коровы и быки; кролики; птица: куры, важные утки, гуси и индюшки.

Не удивилась бы я и страусам, но их не было. Зато были красивейшие кони. Увидев их, я пришла в неописуемый восторг. Очень люблю лошадей, и с позволения Лероя мы с детьми вычистили одну белую красавицу по имени Магия.

Дети на предложение присоединиться ко мне и почистить лошадку сначала хмурились и кривили носы, потому что от лошадки, видите ли, пахнет. Я пожала плечами и, засучив рукава, взяла скребницу и принялась делать маленькие круговые движения на мясистых частях тела.

– Это занятие успокаивает и рождает связь между лошадью и челов… драконом, – сказала я под одобрительный кивок конюха.

Магия сначала с подозрением косилась на меня, но приняв в качестве угощения несколько долек яблока, выданного нам с детьми Лероем, сразу подобрела и позволила себя почистить.

Дети тоже взяли скребницы и под руководством конюха осторожно и медленно начали помогать. Они сами не заметили, как втянулись.

Под это дело мы и разговорились.

Я рассказала, что в своем мире лечила животных и содержала в клинике на передержку брошенных котят и щенят. Несколько историй из моей практики вызвали вздох восхищения у детей и Лероя. А некоторые заставили и прослезиться. Увы, но, как и у людей, мы не всегда можем спасти пациента…

Когда Лерой отошел к другим коням, доверив мне Магию и племянников дракона, я решила узнать побольше о… даже язык не поворачивается назвать этого гада своим драконом.

От детей я узнала, что их мама очень красивая и зовут ее Шаэна. Она младшая сестра Ан'Рэнхарда, или дяди Рэна, как называли дракона дети.

Но в их семье был еще один дракон – старший брат Шаэны и Рэна, который умер десять лет назад. После его гибели ушли из жизни и родители Ан'Рэнхарда и Шаэны. И об этой трагедии в семье Нерваль говорить не любят.

Каре с Эн'Таем было очень любопытно узнать, почему погиб их дядя, а следом бабушка с дедушкой. Дети непосредственные создания. О чем думают, о том и говорят. Они, как и братья наши меньшие, быстро начинают доверять взрослым и готовы как на духу выложить все, что знают.

Узнала я и о том, что их дядя собирался жениться. Но теперь уже не женится. Точнее, женится, но не на той драконице, на которой хотел, а на мне. И тут же меня завалили вопросами, какого это – быть истинной парой? Что я чувствую? Сильно все плохо?

От ответа я ушла, сказав, что пока мало времени прошло, и связь еще не установилась.

– Мама сказала, что если вдруг я встречу свою пару, то она убьет его, чтобы на меня не надели ошейник и не посадили на цепь, – заявила вдруг Кара, и от ее слов у меня дрогнули руки, и я выронила щетку.

– А вот мне так не повезет… – хмуро проговорил Эн'Тай. – Если я свою пару встречу, то ее убить уже не смогу, потому что сам тогда умру.

Мы все замолчали.

– Это так несправедливо… – по-взрослому вздохнул мальчишка.

– Думаю, что в ваших судьбах все сложится самым замечательным образом, – сказала я с улыбкой. – Вот увидите.

– А у тебя судьба не очень сложилась, – заметила Кара и посмотрела на мой ошейник. – Он чувствуется, да?

– Нет, совсем не чувствуется, – ответила я ободряюще.

– Вы с дядей ругались в кабинете, – не уходила от темы Кара. – И утром он был таким страшным… Я никогда его таким не видела.

– Я тоже. Мне даже показалось, что он тебя убьет, Женевьева, – добавил Эн'Тай страшным голосом.

Что тут сказать? Да и вообще, разве я должна объяснять детям, почему их дядя слетел с катушек, встретив свою пару? Деспотичная рептилия.

– Когда две яркие личности встречаются, всегда искры летят в разные стороны и бушует вокруг них пламя, – ответила я им с наигранным весельем. – За меня и дядю не волнуйтесь. У нас тоже все будет хорошо.

Если бы не дети, то я всерьез бы обдумала убийство Ан'Рэнхарда.

Вот так и завершился переломный для моей жизни день.

Как ни странно, уснула я быстро.

***

Утром я проснулась от того, что по мне скакал бегемот.

Открыв глаза, я увидела на себе Кару, весело тормошащую Аида, который пытался выкарабкаться из ее крепких объятий.

Малышка была одета в длинную ночную сорочку желтого цвета с таким обилием оборок и бантиков, что походила на торт.

И вот маленький торт уселся на меня и скакал, как попрыгунчик.

Я ловко схватила Кару под мышки и защекотала, заваливая ее на соседнюю подушку.

Девчонка заливисто захохотала и выпустила на свободу моего кота.

Аид пулей слетел с кровати и забился под диван, сердито сверкая из укрытия желтыми глазами.

– Щекотно-о-о-о! – завизжала Кара.

– Конечно, щекотно, – рассмеялась я и прекратила ее щекотать. – Вам не говорили, юная несса, что прыгать на взрослых с утра пораньше без прически и утреннего платья не прилично?

– А что, с прической и в платье можно? – удивилась она.

– Конечно, можно, – хихикнула я и заговорщицки добавила: – Даже нужно.

Когда мы с Карой нащекотались и повоевали подушками, я спросила:

– Как ты ко мне пробралась? Меня ведь закрыли.

– Эн'Тай стащил у Милдред ключи, – захихикала Кара. – Он по утрам бегает, и когда бегал возле самой дальней постройки, услышал оттуда странные звуки. Он сказал, что очень было похоже на драконье жалобное рычание.

Я нахмурилась.

– И?..

– Там замок, – развела она руками. – Но Эн'Тай достал ключи. У Милдред ключи от всех дверей и замков есть. И мы хотим пойти туда с тобой, чтобы посмотреть, кого там прячет дядя. Вдруг там дракон из клана Черных?

– Клан Черных? – переспросила я.

– Угу, – закивала она. – Из соседнего государства. Наши вечные враги.

– Знаешь, мелочь, я не думаю, что хорошая идея тайно лезть туда, где есть замки. Спросите у дяди.

– Он еще не вернулся, – надула губы Кара. – Не будь скучной, Женевьева. Мы просто одним глазком посмотрим, и все. Ну пожалуйста-а-а-а! Мы ведь все равно пойдем, но только без присмотра. А ты как бы будешь за нами приглядывать.

– Где твой брат? – напряглась я.

– Ждет на заднем дворе. Он спрятался под крыльцом. Сейчас все заняты, нас никто не увидит. Пойдем скорее!

Что же, присмотреть за детьми – это правильно. Мелкие проказники все равно ведь сделают по-своему, а так я проконтролирую, чтобы никаких неприятностей не вышло.

– Ладно, сейчас, только оденусь. Ты тоже беги и оденься, – скомандовала я.

– А я с собой принесла! – провозгласила Кара, скатилась с кровати и показала мне синее платье с огромным белым бантом на спине и лаковые туфельки, в которые аккуратно сложены белые гольфы.

– Да, идеальный наряд для шпионажа, – покачала я головой.

– А волосы ты мне заплетешь? Я вчера на ночь мыла голову. У дяди есть магические сушители для волос, а я боялась, что у него тут вообще ничего нет, – сказала Кара и тряхнула пушистыми локонами.

– Куда ж я денусь, заплету, – улыбнулась я ей.

Глава 9

***

Женевьева

Ну что же… Когда мы оказались у нужной постройки, которая располагалась от самого дома и других сооруужений достаточно далеко, да еще и была скрыта с глаз высокими густо растущими деревьями, я сразу поняла, что дело тут нечисто.

Эн'Тай, вопреки моим предупреждениям, огромный и тяжелый замок с массивных дверей все-таки открыл.

Костеря себя, на чем свет стоит, я помогла мальчишке снять замок и бросить его на землю.

– Так, я иду первая, – сказала я серьезно.

– Хорошо, – закивали дети.

Я набрала воздуха в легкие и осторожно приоткрыла тяжелую дверь. В нос тут же ударил тяжелый мускусный запах.

В помещении амбара, или что это за постройка, было темно. Но стоило мне зайти и сделать два шага, как тут же появился свет.

Магическое освещение в этом мире – чудесная вещь. Никаких перебоев, никаких перепадов напряжения и сгоревшей бытовой техники… Так, что-то я отвлеклась.

Здесь было пусто. Просто гигантское помещение, устланое соломой. В сводах высоченной крыши мелкие птички свили гнезда и сейчас громко чирикали, недовольные тем, что их уединение потревожили.

Я осмотрелась и хмыкнула. Судя по еще сильному запаху, здесь еще совсем недавно держали кого-то.

– Ну что там? – сунули свои носы дети.

Они вошли вслед за мной, и по их надутым и выпяченным губам я поняла, что они разочарованы.

– Никого-о-о?.. – протянули одновременно брат с сестрой, крутя головой в надежде увидеть черного дракона или, на худой конец, какого-нибудь монстра.

– Тут нет никого и ничего, кроме птиц над головой и соломы под ногами, – сказала я с улыбкой. – Пойдемте домой, пока Милдред не хватилась ключей, а потом и нашей банды.

Дети понуро согласились, но только мы направились на выход, как пол под нашими ногами содрогнулся, и прозвучало раскатистое рычание, от звука которого у меня кровь в жилах застыла, и волосы на голове зашевелились.

Я сглотнула и ужасным взглядом посмотрела на замерших детей. По логике, козявки должны сразу же дать деру, но эти оказались какими-то неправильными.

– Я так и знал! – радостно прошептал Эн'Тай и даже подпрыгнул.

– В полу должен быть вход! – расплылась в проказливой улыбке Кара.

У меня холодок по спине пробежал.

– Нет, нет и нет, – замотала я головой. – Мы уходим отсюда немедленно!

– Нет, Женевьева, не уходим! – запротестовала Кара. – Я хочу его увидеть! Это точно черный дракон!

– Дядя, наверное, посадил его на магическую цепь, которая не дает ему обратиться, – потирая ладошки, проговорил Эн'Тай. – А вот и дверь! Кара, Женевьева, я нашел дверь! Вот она!

Я схватилась за голову. С каждой секундой мне становилось все страшнее. И не за себя, а за этих непосед.

– Кара, Эн'Тай, это изначально была очень плохая идея, а открывать эту дверь – еще более худшая мысль. Мне не нравится, что тут содержится какое-то существо – дракон там или кто другой. Думаю, нам не стоит туда лезть. Ваш дядя не обрадуется, когда узнает, что его любопытные племянники сунули нос в его дела. Про себя я вообще молчу…

Я постаралась наградить детей испепеляющим взглядом, но их вдруг охватил гнев.

– Если дяде не нравятся любопытные, то нечего было нас вчера принимать в гостях! – дерзко заявила Кара.

Теперь я понимаю, почему родители сплавили их сюда, на воспитание строгому дядюшке.

Даже представлять не хочу, что будет, когда это глупое приключение всплывет. Наверное, он немножко разозлится… И прибьет лапой одну нерадивую попаданку.

«Нет, не прибьет», – включился разум. – «Но вот на короткую цепь точно посадит. Еще и строгий ошейник вместо этого нацепит».

– То есть, у меня нет выбора, – вздохнула я.

– Почему – нет? – пожал плечами Эн'Тай. – Ты можешь уйти. Мы никому не скажем, что ты с нами была.

По их взглядам я поняла, что отсюда их не вызволю ни силой, ни уговорами. Оставить… Ну конечно, я одних детей здесь не оставлю! А если побегу за помощью, то навсегда-навсегда в их глазах останусь стукачкой и потеряю их хрупкое доверие.

Ох уж эти дети!

– Что ж, раз уж мы здесь, – произнесла я чуть испуганным голосом, – то, полагаю, нам стоит узнать секрет вашего дяди.

Дети расплылись в шкодливых улыбках. Очевидно, я теперь навсегда принята в их банду.

– Отойди, Эн'Тай, – отогнала я мальчишку от люка. – Если меня сожрут, то вам винить себя не стоит…

Дверь в полу оказалась очень тяжелой, но я с ней справилась. Звякнули цепи, на которых она держалась. Снизу раздалось злое рычание и звук, как будто дикий зверь когтями царапает дерево.

Мамочки.

Дети с горящими взглядами и маньячными улыбками подошли к дыре в полу и уставились на металлическую лестницу, ведущую вниз.

– Может… – начала я, но дети перебили.

– Нет, мы должны его увидеть, – сказал на полном серьезе Эн'Тай.

Я вздохнула.

– Погодите, спускаться к чудищу без оружия очень глупо.

Да и в принципе спускаться к нему, хоть с оружием, хоть без, не только верх глупости, но и тупости.

Боже! Я взрослая умная женщина! Ну какие приключения?

Взглядом я нашла у стены вилы и метлу. Сходила за ними и вручила метлу Эн'Таю.

Он фыркнул, но взял.

Мы начали спускаться. Я шла первой, угрожающе держа в руках вилы острием вперед, и чувствовала себя так, будто нашла сверхсекретную военную базу.

Мы спустились…

Эти минуты навсегда впечатались в мою память.

Помещение было таким же огромным, как и наверху, только высота гораздо меньше.

При нашем появлении вспыхнул мягкий свет.

Знаете, случаются в жизни такие значимые события, которые в одночасье меняют ее течение, и ты уже не можешь взять и отмотать время назад.

Мне показалось, что я попала в фильм.

Хоть я уже видела Ан'Рэнхард Нерваль в его драконьей ипостаси и была впечатлена, но видела я его издали, а сейчас…

Я во все глаза смотрела на огромную тушу, почти целиком заполнявшую огромную клетку, в которой находилась эта чешуйчатая громадина.

Это был дракон. Но не черный, как думали дети.

– Это же дракон из нашего клана! – изумленно выкрикнул Эн'Тай. – И он не на цепи… Почему он не обернется?

– Зачем дядя держит его в клетке? – почему-то именно у меня спросила Кара.

А у меня вообще язык к небу прилип, и мозги превратились в холодец. У меня не было ответов на вопросы брата и сестры.

У меня в голове билась только одна мысль: «Бежа-а-ать!»

И тут дракон, наконец, встал на все четыре лапы, поднял исполинскую голову на непомерно длинной шее и уставился на нас желтыми змеиными глазами, а потом грозно зарычал…

– Какого кошмара вы забыли здесь?! – вдруг прорычал кто-то за нашей спиной.

И от этого рычания мне стало намного хуже и страшнее.

Вопли детей раздались так неожиданно, что, кажется, они меня оглушили. Дракон в клетке так и вовсе начал биться телом о прутья и гудеть.

Черт, черт, черт!

Ан'Рэнхард Нерваль собственной персоной! И какого черта он притащился, когда его не ждали?!

Глава 10

***

Женевьева

– Это не совсем то, что вы подумали… – извиняющимся тоном произнесла я зачем-то дурацкую фразу, и чтобы доказать, что я не собираюсь никому причинять вреда, отбросила вилы.

Глаза мужчины опасно сузились. В них полыхало очень нехорошее пламя гнева, и разгорался костер дикой ярости.

«Только на детей не сорвись…» – подумала я с мольбой, надеясь, что по нашей связи дракон «услышит» хоть обрывки моих эмоций и мыслей.

– О чем другом тут можно еще подумать? – леденящим душу голосом поинтересовался Ан'Рэнхард, глядя мне в глаза, а по ощущениям и прямо в душу.

Дети втянули головы в плечи и спрятались у меня за спиной в надежде, что обжигающий гнев дядюшки их не коснется.

Драконище в клетке пошевелилось и издало громкий и явно недовольный рев.

– Мы просто посмотреть хотели, кто здесь… Вчера мы познакомились с другими вашими животными, а в этом ангаре услышали рычание… И вот… Как видите, мы узнали, что тут живет дракон… Это всего лишь любопытство, несс. Мы его удовлетворили и готовы вернуться к обыденным делам… – проговорила я, прекрасно понимая, что это о-очень слабое оправдание.

Голос несса прозвучал внезапно и резко:

– С тобой, Женевьева, я поговорю отдельно. А вы, Кара и Эн'Тай немедленно поднимаетесь и уходите отсюда, забыв обо всем, что тут увидели!

Мне стало дурно. Общаться с ним наедине я не хочу. Совсем-совсем не хочу.

Дети вцепились в меня мертвой хваткой. Голова Кары вылезла слева, а голова Эн'тая – справа. Дети замотали головой, и Кара возмущенно произнесла:

– Дядя, как можно забыть то, что мы видели! Этот дракон из нашего клана!

– Почему ты его держишь в клетке? – спросил мальчишка. – И почему он не оборачивается из звериной в разумную ипостась?

– Вы что, не слышали моего требования немедленно уйти? – спокойно, но крайне жестко сказал дракон.

– Несс, страх у детей всегда отстает от идущих впереди любопытства и жажды приключений. Именно любопытство позволяет им познавать мир, двигаться вперед и делать открытия. Не сердитесь на них… и на меня тоже не стоит. У нас не было злого умысла, несс. Будет проще и интереснее, если вы поделитесь с нами… ну, хоть с детьми, тайной этого дракона… Поверьте, ваши племянники сохранят секрет. Правда ведь? Кара? Эн'Тай?

– Да, да, да! – активно закивали дети.

– Тихо! – рыкнул мой дракон и добавил с угрозой в голосе: – Женевьева-а-а…

От этого тихого «Женевьева-а-а…» у меня мурашки поползли по коже. Стало совсем дурно и страшно.

Мужчина долго буравил меня взглядом, и я уже решила, что все, это конец, он сейчас сам обернется драконом, съест меня вместе с детьми и даже не подавится. Сами же проказники, видимо, поняли, как сильно попали, и жались ко мне, словно я могла защитить их от разгневанного дяди.

Поэтому я набралась храбрости, и, пока он не придумал какую-нибудь гадость в отношении меня и, не дай Бог, детей, быстро заговорила:

– Несс Нерваль, поймите, вы бы не утаили этот секрет от детей. Вы же должны были понимать, когда приглашали племянников в гости, что они еще совсем маленькие и любознательные… Знаете, в моем мире одна моя подруга – мама троих сыновей, всегда говорит так: если заводите детей, то будьте готовы к битой посуде, сломанной мебели и вечным стрессам… Просто примите это как данность и по-хорошему поговорите с племянниками, довертись им. И поверьте, дети хранят тайны и секреты охотнее и надежнее, чем сами взрослые.

Я замолчала и Ан'Рэнхард тут же спросил:

– Все сказала?

– Д-да… – прошептала я в ответ.

За моей спиной порыкивал дракон, но как ни странно, он не сильно буянил. Не голоден? Боится Нерваля? Мы для него любопытные объекты?

Рэн как-то обреченно вздохнул и сложил руки на поясе.

– Кара! Эн'Тай! – позвал он племянников. – Хватит держатся за юбку Женевьевы. Идите сюда…

Дети переглянулись, потом посмотрели на меня, как бы спрашивая дозволения, или скорее заручаясь моей поддержкой, и когда я им кивнула, нехотя отпустили меня и неуверенно шагнули к дяде.

– Не бойтесь, не съем я вас, – сказал он уже добрее.

Когда они приблизились к Ан'Рэнхарду, тот схватил их и прижал к себе, крепко обнимая и ероша их волосы.

– Хорошо, я расскажу вам, кто этот дракон, – произнес он грустно.

На меня мужчина принципиально не смотрел. Он взял за руки детей и повел их чуть ближе к клетке, но остановился на безопасном расстоянии.

– Перед вами, мои дорогие племянники, сидит в клетке мой брат и ваш дядя – несс Ан'Тэнхар Нерваль. Вы должны к нему относиться с должным почтением, несмотря на клетку и ангар. И ни в коем случае не должны рассказывать о нем. Никому.

Что?! Это его брат?! Тот самый, который умер десять лет назад, потому что не пережил потерю своей истинной пары?

– Тебя, Женевьева, это тоже касается, – холодно произнес дракон, не оборачиваясь.

Ну естественно! Или он думал, что я сейчас сорвусь с поводка, то есть, с цепи, и побегу всему драконьему миру вещать о страшной тайне несса Нерваля?

– Не-ве-ро-ят-но! – От удивления Эн'Тай даже присел. – Но как? Почему?

– Он же умер! – воскликнула Кара.

Ан'Рэнхард нахмурился.

– Об этом, молодые нессы, я расскажу вам не здесь, а в доме. История будет длинная. – Не переставая хмуриться, он продолжил: – А теперь пойдемте к нему ближе. Осторожно. Вот так. Просто постойте рядом, пусть он вас почувствует и запомнит. Не бойтесь, я рядом и контролирую ситуацию.

Эн'Тай и Кара остановились в полуметре от клетки. Ноздри дракона дернулись, как маленькие жерла вулкана, готового к извержению. Я же, глядя, как близко дети к огромной зверюге, из последних сил боролась с искушением схватить их и броситься отсюда прочь. Запах, размер дракона – все приводило меня в ужас.

И вообще, с чего это я решила, что драконы – лапочки? Да они страшные, как моя жизнь!

– Он не может обернуться в разумную ипостась, – сказал дракон негромко, и столько невыраженной боли таилось в его словах, что не передать словами, но сердце у меня дрогнуло и сжалось от сочувствия. – Остался только зверь. Только инстинкты, и больше ничего…

– Бедный наш дядя Ан'Тэнхар, – сказала Кара тихо.

Дракон в клетке уставился не на детей и не на мужчину, а на меня.

В огромных глазах пылал багрово-золотой огонь, похожий на сияние тлеющих углей.

На какой-то миг мне показалось, что я сейчас утону в его глазах, и этот тягучий, обжигающий безумный огонь утащит меня за собой навсегда…

Я отшатнулась, зажмурилась и тряхнула головой, ощущая, как стало горячо и больно моим глазам.

– Почему он так странно смотрит на Женевьеву? – поинтересовалась Кара.

Хороший вопрос.

– Не знаю. Видимо, понравилась. Или он просто проголодался, – сухо и бесстрастно ответил Рэн. – А теперь пойдемте. Вам пора завтракать, а мне решать дела.

Дети горячо попрощались с дядей, впавшим в безумие от горя и потерявшего свой разум, и вприпрыжку поскакали к лестнице, не дожидаясь ни меня, ни Ан'Рэнхарда.

Дракон же схватил меня за руку и поволок меня наверх и к выходу. Он так крепко сжал мою кисть, что даже кости захрустели. Лицо его заострилось от гнева. Как только мы оказались снаружи ангара, он резко меня отпустил.

Я увидела, что дети уже далеко. С ними шла Милдред.

Переведя взгляд на дракона, я сглотнула.

Он больше не был похож на безобидного дядюшку. На лице его отразилась такая нешуточная ярость, что мне стало по-настоящему страшно.

– Слушай меня внимательно, Женевьева, – проговорил он звенящим от гнева голосом. – Племянникам я могу простить все, что угодно. Они дети и порой неразумны в своих поступках и суждениях. Но ты – взрослая адекватная женщина. Ты сама вчера об этом едва ли не кричала, но сегодняшняя твоя выходка заставляет меня думать, что ты решила злоупотребить моим расположением, едва ступив в мой дом и став моей парой. Ты сделала именно то, что я строжайше запретил делать – выходить без моего дозволения.

Это когда он меня об этом запрете сообщил? Я что-то не припомню…

Я решила прикусить язык и не злить дракона еще сильнее.

– Ты подвергла моих племянников опасности, Женевьева. Дракон в этом ангаре хоть и мой брат, но он потерял разум. Там сидит сильный, яростный и обезумевший зверь, который в любую минуту может обозлиться на что угодно, на любое действие или тон голоса, и если бы вы подошли без меня к нему слишком близко…

Он закрыл глаза, вздохнул и сжал переносицу двумя пальцами. Потом выдохнул и посмотрел на меня тяжелым взглядом.

– Я даже не могу выразить словами, насколько ты разочаровала меня. Более того, ты только что укрепила меня в моих самых худших подозрениях об истинной паре. Стоит только допустить женщину в свой дом и свою жизнь, и всему сразу наступит конец. Всему! Я очень зол на тебя, Женевьева.

Он не кричал, не рычал, он просто говорил – тихо, но так сурово, что я действительно ощутила себя очень-очень виноватой.

Слезы подступили к глазам, и сердце забилось, как птица в клетке.

– Несс… – прошептала я. – Клянусь вам, я никогда не причиню ни вам, ни вашей семье вреда… И простите… Я действительно повела себя неразумно… Но… Но отпускать детей одних было бы еще неразумнее.

– Ты должна была сказать об их затее Милдред! – неожиданно громко воскликнул дракон.

А вот теперь во мне взыграло упрямство.

– А вот это уже подлость, несс, – сказала я твердо. – Что бы вы обо мне не думали, детей с их тайнами и затеями я не предам.

Между нами воцарилось молчание. Я опустила голову и начала разглядывать свои туфли без каблука. Когда решилась посмотреть на Ан'Рэнхарда, чтобы угадать его настроение, он прижимал пальцы к вискам и морщился.

– Что с вами? – забеспокоилась я.

– Ничего, – отмахнулся он. – Просто у меня от тебя разболелась голова. Пошли в дом.

Он развернулся и пошел к дому, а я вздохнула и последовала за ним.

Да-а-а… «весёленькая» у меня будет жизнь.

Глава 11

***

Женевьева

Перед завтраком детей отправили умыться и переодеться, что велели сделать и мне.

Чувствовала я себя преотвратно.

Аида в комнате не нашла. Видимо, он сбежал туда, где кормят.

Я приняла душ и оделась как приличная женщина – в закрытое платье, а не в то недоразумение, что в основном составляло мой гардероб в виде роскошных, но очень откровенных нарядов. В такой одежде не ходят перед детьми. Только для любимого мужчины можно так одеться, и то наедине, без лишних глаз.

Вернулся Аид, на вид сытый и довольный. Ну точно, был на кухне.

– Как я выгляжу? – спросила я питомца.

Тот наградил меня невозмутимым кошачьим взглядом и словно демонстративно задрал заднюю лапу и начал вылизывать свое хозяйство.

– Понятно… – хмыкнула я и пошла к двери.

 Рэн вроде не запрещал и взаперти сидеть мне не велел, но помятуя его претензию,  хотела спросить, можно ли мне спуститься, чтобы позавтракать вместе со всеми,. Но не успела я выйти из спальни, как ко мне ворвались два вихря – Эн'Тай и Кара.

– Я думала, вы уже внизу… – проговорила я.

Дети прошли в комнату и сели на диван.

– И почему мама с папой не могут приехать сюда? – внезапно спросила Кара у меня. – Мама бы хотела знать, что еще один ее старший брат здесь, хоть, и лишен второй ипостаси.

– Кара, мама же говорила, что у них плановый отпуск-командировка, – сказал Эн'Тай.

– Когда мы ушли, дядя тебя сильно ругал, да? – понуро поинтересовалась Кара.

Я улыбнулась детям и погладила их по темноволосым головам.

– Не волнуйтесь за меня, – сказала я. – Ничего такого мне ваш дядя не сказал, с чем я не смогла бы справиться.

Снова раздались детские вздохи.

– Мне кажется, мы никому не нужны – ни родителям, ни дяде. Никто не любит таких любопытных, как мы. Мама всегда спрашивает, за какие грехи ей достались такие вредные дети, – горестно промолвила Кара. – Эн'Тай, мы с тобой, как сироты при живых родителях.

От ее рассуждений у меня брови взлетели и затерялись в прическе.

– Не говори так, солнышко, – сказала я. – Маме и папе вы точно нужны. Дядя тоже любит вас, это видно невооруженным глазом. Только ведь любящие лю… драконы переживают и сердятся на шалости, подобные сегодняшней. Ведь если вашему дяде было на вас плевать, он бы так не испугался, и уж точно равнодушный не стал бы ругаться… Я понимаю, почему вы сердитесь.

Кара подхватила пробегающего мимо дивана Аида и усадила его на колени, хотя ему это не пришлось по душе. Кот издал пронзительное «Мя-я-а-ф-ф-ф!»

Но Кара, видимо, находилась в расстроенных чувствах и пыталась успокоиться. Она начала неистово гладить кота.

– Не протри ему шерсть до дыр, – сказал брат.

– Отстань! – был ему ответ. – Женевьева, мне кажется, наш дядя сумасшедший.

– С чего ты решила? – нахмурилась я. – Он не сумасшедший…

Хотя и я пока не сняла с дракона ярлык с надписью «псих».

– Ты ведь его не знаешь, – усмехнулся Эн'Тай. – Почему он прячет брата от всех. и даже нашей маме о нем не сказал?

– Он же вам сказал, что все расскажет, – напомнила я детям слова Рэна.

Эн'Тай закатил глаза, а Кара взглянула на меня с ужасом.

– Да, он все расскажет, а потом потребует с нас клятву о неразглашении и еще придумает наказание.

– Да, наказания нам не избежать, – с печалью вздохнул Эн'Тай. – Наверное, он заставит меня пахать на плантации, как раба, а Кара будет доить коров, свиней или тех вредных коз прямо с дерева.

– Свиней не доят, – поправила я его.

– Я вообще не хочу никого доить, – надулась Кара и ойкнула, когда Аид все-таки ее укусил за палец и выбрался на свободу. Кот пулей вылетел из комнаты.

– Не будьте такими пессимистами, – сказала я. – Уверена, никто не заставит вас работать. Вы же еще дети. И вообще, вашему дяде даже и мыслей таких в голову не придет, вот увидите.

– Ну тогда он запретит нам из дому выходить, – проворчал Эн'Тай. – Может, ты его уговоришь не наказывать нас?

– Солнышки, повторяю, ваш дядя не станет вас наказывать. Ему незачем этого делать, – сказала я со всей уверенностью в голосе.

Он, скорее всего, наказание применит ко мне. Причем со всей строгостью. Но эти мысли я не стала озвучивать детям.

– И запрещать вам гулять тоже не станет.

– Есть хочу, – заявила Кара.

– И я, – поддержал ее брат.

– Не буду спорить, – расплылась я в улыбке. – Я тоже голодна и предлагаю вместе спуститься к завтраку.

***

Женевьева

К завтраку мы спустились, весело смеясь. Меня приятно удивил стол, уставленный едой. Тут было из чего выбирать: тосты с маслом или джемом; яйца, приготовленные разными способами; румяные булочки; несколько видов каш в больших котелках; вафли, блинчики и разные меды и варенья.

Запах стоял такой, что я чуть язык не проглотила.

Во главе стола уже сидел с наполненной ароматной дымящейся кашей глубокой тарелкой Ан'Рэнхард. Дракон читал развернутую газету, и я не видела его лица.

Закусила губу и последовала примеру детей – принялась наполнять свою тарелку. Потом осмотрелась, куда мне сесть.

С правой стороны от дракона сели дети и я решила, что не будет нарушением, если займу место по другую сторону от главы дома.

Поставила свою тарелку и все равно решила сначала поинтересоваться и получить разрешение, а то мало ли, вдруг истинные пары должны сидеть у ног и есть с пола?

Хотя если мне такое предложат, то каша в моей тарелке окажется на голове у дракона.

– Несс, простите, что отвлекаю, но я хотела спросить, могу я сесть рядом с вами, вот здесь? – голос прозвучал почему-то неуверенно и в конце предложения чуть дрогнул.

Боже, я действительно верю, что он прогонит меня или прикажет есть с пола?

Он опустил газету и пробежал взглядом по моей фигуре. Нахмурился. И только потом, встретившись со мной газами, вдруг спросил:

– Зачем ты оделась в платье для похорон?

Не поняла.

– Э-э-э… – протянула я и поглядела на детей.

Те только сейчас посмотрели на мой наряд и одновременно закивали, подтверждая вопрос дракона.

– Простите, но откуда мне было знать, что черный цвет с белыми орнаментами предназначен для… для столь печальных событий? – спросила я невозмутимо и твердо.

Мужчина в недовольстве поджал губы и потом спокойно ответил, но я буквально кожей чувствовала, как он едва сдерживается, чтобы не нагрубить.

– Я наполнил твой гардероб самой красивой и очень дорогой одеждой, которая полагается тебе по статусу. Но из всего многообразия ты выбрала одно единственное платье, предназначенное для похорон. Довольно подозрительное совпадение, не находишь? Признайся, Женевьева, ты специально это сделала?

Он сейчас серьезно?

Я сжала кулаки.

– Несс, я понятия не имею о порядках ни в вашем доме, ни уж тем более в вашем мире. И откуда я могла знать, что именно подобный наряд и цвет надевают в дни смерти? Мне никто не сказала об этом! – Я начала злиться.

– Почему ты выбрала именно его? – не унимался дракон.

Я тряхнула головой и одарила мужчину ядовитой улыбкой.

– Несс, я выбрала и надела именно это платье, потому что оно самое простое, скромное и закрытое. Все остальные наряды излишне яркие, некоторые блестящие и очень откровенные. И я еще никого в этом доме и вне дома не видела в подобной одежде!

Ан'Рэнхард отложил газету.

– Твой гардероб составлен согласно твоему статусу, Женевьева. Ты – истинная пара дракона и именно так одеваются истинные пары. Иди и переоденься. И обувь смени на соответствующую.

Он невозмутимо взял ложку и принялся есть кашу.

Дети перевели взгляды с дяди на меня и пожали плечами, мол, мы ничего не можем сделать – правила есть правила.

Мне это все совершенно не понравилось.

– То есть, одного ошейника не достаточно? – процедила я, никуда не уходя. Напротив, я отодвинула стул и села за стол. – Почему вы не интересуетесь, нравится ли мне такое положение вещей? Несс, в доме дети, и я не собираюсь перед ними ходить как… легкомысленная женщина. Да и на улицу выйти в таком и неудобно, и некомфортно…

Тот сощурил глаза и резко сказал:

– Говорю один единственный раз, Женевьева. Ты – моя истинная пара.

– Такое сложно забыть, – произнесла я едва слышно.

– Женщина в твоем статусе не выходит из дому, не покидает своих комнат. Она одевается согласно положению и покорно ждет своего мужчину. Я заказал для тебя учителей танцев. Мои мастерицы обучат тебя всем видам массажа. Ты можешь брать из библиотеки книги, читать и учить стихи, чтобы нам можно было поговорить о литературе. Твоя жизнь, Женевьева, по сути сплошное наслаждение. Живи и радуйся, что тебе не нужно работать.

Он замолчал и еще раз многозначительно посмотрел на мое платье.

– А теперь встань из-за стола и пойди переоденься. Так и быть, раз моим племянникам ты понравилась, можешь завтраки проводить за общим столом. Но впредь запомни, по нашим законам и правилам истинная пара – это тайна дракона. Ты не должна никому показываться на глаза. Обедать и ужинать будешь у себя. За завтраки можешь меня не благодарить.

Скачать книгу